Республика Коми



Попробовать север

 
с пятница, марта 4, 2016 по воскресенье, марта 13, 2016

  0 день
  0



Человек – существо любопытное. Особенно путешествующий человек – он постоянно хочет расширять свои горизонты, узнавать что то новое, куда то двигаться.  
Вот и мы в очередной раз решили узнать что то доселе неизведанное, в частности отправится в зимнюю экспедицию на Севера. Правда,как говорится в легенде о Пандоре, любопытство - источник всех бед и проблем человечества, но нам всегда везет -  особых бед и проблем ни мы ни человечество при этом не испытали, но зато узнали много нового.

Читая различные форумы о путешествиях на север везде были непреодолимые трудности, Север «не пускал», «не выпускал» и вообще кромешный ад. Не знаю, кто каким богам молился в нашей экспедиции, но для нас поездка вышла простой. Именно так как мы и рассчитывали – в формате «попробовать север». Посему, думаю многим будет интересно повторить наш маршрут, ибо никаких адских трудностей он не представляет, а увидеть можно многое. 
В планах по маршруту была задача минимум и задача максимум. Минимум это добраться обслуживаемым зимником от Москвы до Нарьян-Мара. Само по себе это может быть непросто, поскольку начиная по поселка Харягинский в сторону Нарьян-Мара идет настоящий зимник прямо по тундре и в случае плохой погоды (что случается весьма часто) преодолеть порядка 200 км по тундре очень трудно.
Но у нас была еще  и задача максимум – пройти дальше от Нарьян–Мара по замершей реке Печоре, зимниками следами или даже целиной (ха-ха) до поселка Леждуг, расположенного уже в республике Коми. От туда ведет ежегодно обслуживаемый зимник в поселок Усть-Цильма и дальше на большую дорогу. Получалось такое большое северное кольцо. И есть по поводу состояния зимника на Нарьян-мар мы оперативно узнавали информацию с Нарьян-марского ( http://www.naryan-mar.ru/forum/index.php?topic=2076.0 )  и Усинского форума http://forum.usinsk.in/index.php?showtopic=29971 , то о возможности пройти в Леждуг информации не было. По нашим данным всего одна экспедиция Мочалова (http://alexey-mochalov.livejournal.com/104059.html ) смогла пройти этот отрезок. Был еще один вариант выбраться из Нарьян-мара в сторону Мезени через поселок Индига (описан например тут http://www.off-road29.ru/forum/viewtopic.php?t=2416 ) но это уже весьма рискованный и слишком длинный для нашего запаса дней маршрут. 

Забегая вперед скажу что мы выполнили обе задачи - и добрались до Наряьн-Мара и прошли дикой Печорой до Леждуга. Наш пройденный трек на карте.

Мы выбрали такой маршрут, потому что во первых он был не слишком экстремален для первой пробы, но самое главное укладывался в 10 дней на мартовские праздники. Более дальний и более интересный маршрут на Салехард за это время преодолеть проблематично. 

Итак до Нарьян-Мара более двух тысяч километров, к тому же зимой и часть по зимнику. Мы решили выехать с вечера, чтобы выспаться с утра подольше и попытаться преодолеть за день первую тысячу километров. Наша команда состояла из 4 авто и 7 человек:  

TLC105 (KIAlex-Otmorozen), Тагер (Stiz) Муссо (Zaz-Дина)TLC105 (Дачный и дочка Василиса) 

Найти стоянку зимой это первая проблема. Почти везде вдоль карая дорог огромный бруствер снега , который не преодолеть. Попробовали в одном месте уйти по целине в поле, даже прошли метров 300...но дальше хуже. В итоге так и встали на небольшой лесной дороге с краю.

Тыщу преодолели, но коллеги выехавшие с утра вечером были очень злые. Город Коряжма, мост через реку Вычегда.

Снова проблема с ночевкой. Архангельская глушь, кругом леса, а встать негде. Снега ну почти по пояс.

Так и встали на узкой лесной дороге - повезло что утром проехали только мотосани.

От Коряжмы сразу началась ледяная дорога. местами на подъемах посыпано.

 

Но в основном голый лед...тормозить можно дооооооолго.

Погода чудная - мороз и солнце

 
Мы проезжали тут 5 лет назад летом и также любовались Вычегдой. 
По весне видимо все затапливает. 
Но пока все укутано огромным одеялом снега.
Мелькают полуразрушенные деревушки. 

И множество церквей.

Водонапорка.

Сосули что надо - сосать не пересосать ))

Потомки должны окрестить это "встреча на Вычегде" )) Встретили чету Климовых, возвращающихся из архангельскосветки. 

Ты меня уважаешь? И я тебя уважаешь!

Все по очереди исследовали авотозак, сделали фото во всех ракурсах в формате "каждый с Климовым" и "а теперь все вместе" )).

У Климова шины ржавые = УАЗ ржавое ведро! )) (шутка конечно)

Республика Коми - банальное фото, но так уж принято. 

Приближение севера видно невооруженным трубой глазом. 

В какой то момент мы разделились - Stiz и Дачный рванули вперед, а мы неспешно фотографировали красоты. Они заночевали прямо на трассе под сотовой вышкой, а мы на уютной колее бульдозера)) Все равно съехать некуда. 

Снова бесконечные ледяные дороги.

Машин немного, но я думал будет меньше. В основном идут тяжелые полноприводные грузовики, реже фуры.

Вот еще один полноприводной грузовик.

Небольшая речка, мост не достроен, переправа по льду.

Проехали небольшой кусок знаменитой Коми-Трофи - узкой извилистой дорожки , где в одном из ручье сидела фура. Но вообще дорога везде двухполосная, но временами сужалась. Почти везде удавалось идти 70-80 кмч. 

Большая переправа через Печору. Тут еще нормально, но на других местами проступала вода на льду, из за чего как то очень хотелось надавить на педаль газа побыстрее.

Кировец-снегоуборщик. В Москве такой мог бы убирать снег вместе с припарковаными машинами ))

Маленький поселок Усть-Уса..между прочим родина Валерия Леонтьева. Отморозень не смог устоять и запилил идолопоклонеческое селфифото. 

Здесь навсегда мог остаться Валерий Леонтьев, но вона как вышло... 

Вдалеке стали появляться факелы над месторождениями. 

Начались холмы, но не все видно из за деревьев. Хоть и низкорослые, но все закрывают.

Глюк на трассе.
Пересекаем Полярный круг. 
Казалось бы забрались в глушь глухую, но на самом деле чувсвуешь себя как в Помосковье - кругом огни, кругом движение. Здесь повсюду буровые и небольшие вахтовые поселки. 
Повсюду горят факелы - сжигают попутный газ.
Наконец добрались до поселка Харягинский. Дальше начинается "настоящий зимник". Позволю себе стащить карту Нарянмарского форума (тут она в большом масштабе) http://www.naryan-mar.ru/photo/zimnik2016/zimniki-2016.jpg 
Автозимник НАО. Раньше он был на сотню километров длиннее, но в этом году спрямили. Чуть было не потерялись в самом начале - дорог много, в темноте не сразу найдешь нужную. Благо был трек, очень рекомендую иметь с собой (на том же форуме его выкладывают) 
К сожалению, была уже полночь, я засыпал за рулем и было не до фотографий. Сам зимник мы пролетели за пару часов и еще немного по отсыпке. 
Зимник выглядит примерно так - широченная очищенная поверхность тундры, помеченная вешками. Несмотря на поздний час встертили довольно много машин. 
А дальше будет рассказ о совершенно феноменальном явлении природы - северном сиянии. Продолжение следует.
 


Возвращение

 
  0 день
  0


 

22.08.13., четверг
Просыпаемся «не рано» - в 7.00. АЗС открывается в восемь, а завтракать здесь негде.
К открытию заправки мы уже там. Но отнюдь не первые. Как мучимые жаждой алкоголики к открытию магазина, стекаются утром к бензоколонке автомашины с окрестностей. Перед нами заправляется «Двухсотка» с огромным прицепом и новгородскими номерами. Моторизированные потомки новгородских ушкуйников идут по стопам предков.
Заправили не только бак, но и пару канистр, чтобы не нервничать. С опаской осматриваю крепление заднего бампера и запаски. Еще на Печоре обнаружилось, что тяжелая 36-я запаска, нелепо откляченная назад на своем поворотном кронштейне, при тряске на грейдерах начала выламывать его крепление вместе с бампером. Несколько болтов срезало, по бамперу пошла трещина. Гляжу, к Лешуконскому ситуация на вид не ухудшилась. До Москвы, пожалуй, дотянет.
В начале девятого трогаемся в путь домой. Снова за 600 руб. пересекаем Мезень по понтонному мосту, проезжаем Смоленец и выбираемся на дорогу, идущую на Север вдоль Мезени, по направлению к одноименному городу. Дорога представляет собой прекрасный, отличнейший грейдер, пригодный для движения с любой скоростью. Примерно через час съезжаем на берег Мезени позавтракать. На лесной дороге, ведущей к берегу, встречаем идущего навстречу охотника. Кроме него вокруг – никого. Утро уже не раннее, но стоит абсолютная тишина. Деревушка вдали на берегу выглядит сонной и безлюдной. Обмелевшая река тоже вся сонная, почти недвижимая. Довольно прохладно. Варим кашу, кипятим чай. Настроение бодрое, чувствуем себя победителями.
Снова выезжаем на отличный грейдер и едем дальше. Наша скорость колеблется от 50 до 70 км/ч. Не доезжая Пезы, сворачиваем налево, к Мезени. Раньше здесь ходил паром. Теперь, как в Смоленце, понтонный мост. Останавливаюсь у работников переправы, достаю бумажник. Но они машут руками: «Сегодня праздник, проезжайте бесплатно». Что это был за праздник, для нас так и осталось неизвестным.
Попадаем в междуречье между Мезенью и Кимжей. Хочется заехать в Кимжу, посмотреть, как там знаменитая деревянная церковь. В 2008 году она была вся в лесах, но все равно производила впечатление. С тех пор, говорят, так толком и не отреставрировали. Но время нам сейчас дорого, заезжать не стали.
Через Кимжу тоже раньше был паром, а теперь опять-таки понтонный мост. За Кимжей в сторону Пинеги начинается огромное бескрайнее болото. Были времена, еще совсем недавно, года через болото на Большую Землю шел лишь зимник. Летом Мезенский и Лешуконский районы не имели сухопутной связи со своим областным центром и с остальной Архангельской областью. Добраться можно было только или морем из Двины в Мезень, или по воздуху. Ну или кружным путем через Коми по дороге Усогорск – Койнас. Наши машины были одними из первых, которые в 2008 году прошли по свежеотсыпанному тогда через болото грейдеру, еще до его официального открытия. Теперь эта дорога используется вовсю. Ходят маршрутные такси, идут караваны автоцистерн, шустро летают легковушки. Пожалуй, слишком шустро – на довольно коротком отрезке дороги одна за другой попадается несколько разбитых и даже сгоревших автомашин. Шутим, что здесь, наверное, орудуют партизаны.
До самой границы с Пинежским районом грейдер шикарный. Временами идем 80 км/ч. В Пинежском – похуже. Скорость несколько падает. В Пинегу прибываем во второй половине дня. Пытаемся купить запчасти, чтобы устранить некоторые мелкие неполадки. Во-первых, еще на Тракте какое-то злобное дерево бросилось на нашу машину и разбило нам правое зеркало. Говорил я Андрюхе, что зеркало надо сложить, а не глядеть в него всю дорогу – все равно никого сзади не увидишь. Не послушал. И вот результат. Во-вторых, перед самой Пинегой на тряском грейдере отвалилась и потерялась резинка, уплотняющая стык заднего борта и откидного стекла – «хлопушки». В кабину стало так сильно засасывать выхлопные газы, что я уже опасался угореть прямо на ходу. Понятно, что ниссановской резинки в Пинеге не сыщешь, хотели купить дверной уплотнитель от Лады. Но увы, ни зеркал, ни уплотнителей в двух или трех обследованных нами магазинах не оказалось. В конце концов купили скотч, и заклеили им щель между бортом и стеклом. Зато по случаю купили вкусных булочек в пекарне.
В 14.30 заправились на выезде из Пинеги и поехали дальше. Через непродолжительное время свернули на берег реки пообедать. Пинега тоже изрядно обмелела, но все же не так сильно, как Печора или Мезень. Рядом с нашей стоянкой на воде плещется целый выводок подросших уток. С грустью вспоминаем тетеревов и щуку, обедаем тушенкой. Зато пинежские булочки пришлись очень кстати.
После обеда едем без остановки весь остаток дня. В 18.20 по довольно тряской и ухабистой дороге прибываем в Усть-Пинегу. Выезжаем на берег Северной Двины и находим паром. Ни одной машины рядом с паромом нет. Паромщики говорят, что следующий рейс у них в 19.00. Но заезжать на паром не велят – если вдруг приедут тяжелые грузовики, их надо будет погрузить первыми. Ждем, фотографируем красивые виды Двины.

 

Picture

Picture

 

К самому отправлению приезжают еще три легковушки. Грузовиков нет, быстро грузимся, и паром отходит. Говорят, Двина тоже сильно обмелела, но паром идет без проблем.

Picture

В начале восьмого уже съезжаем на левый берег и едем в сторону трассы М8. Начался асфальт - качаем шины. Выезжаем на М8 и поворачиваем на Юг, в сторону Москвы. Машин мало, покрытие – идеальнейшее. Дальнейшее продвижение по шоссе не представляет проблем и прерывается лишь наступлением сумерек. Встаем на ночевку в лесу близ деревни Моржегоры.
23.08.13., пятница
Просыпаемся в 7.30. В 9.00 выезжаем на шоссе и катим в сторону дома. До границы в Вологодской областью асфальт и разметка не оставляют желать ничего лучшего. Правда, свежепостроенная объездная дорога Вельска сыграла с нами злую шутку. Все заправки остались в городе, на старом шоссе. Новых на объездной еще не построили. Запас топлива в канистрах был к тому времени исчерпан, а до следующей АЗС оказалось около 100 километров. В очередной раз заезжаю на заправку с минимальным остатком в баке. Судя по словам водителя подъехавшей следом машины, мы не одни здесь так попались.
В придорожном магазине покупаем зеркало и дверной уплотнитель от «Самары». Проверяю температуру заднего моста и уровень масла в редукторах.
Время обеда застает нас километрах в 70-ти от Вологды. Съехал с дороги на поросшую вереском песчаную пустошь и застрял в рыхлом песке. На заднем приводе и шоссейном давлении в шинах автомобиль был готов ехать только к центру Земли, ни никак не назад или вперед. Пришлось вкручивать хабы. Потом, соответственно, выкручивать. Проезжающие по шоссе с интересом наблюдают за позором «настоящего внедорожника».
В пятом часу встаем в пробку на выезд из Вологды. Сегодня опять пятница, опять толпы стремящихся попасть на дачу. Но в сторону Ярославля их меньше, и сразу за городом поток рассасывается. Интересно, где застанет нас ночь?
Ярославль проехали уже в сумерках. Пошел сильный ливень. Ничего не видно. Постоянно, слепя ярким светом и обдавая тучами водяной пыли, нас обгоняют автопоезда. Надо бы вставать, но не видно подходящего места. Так и доехал сначала до Ростова, а потом почти до Переславля. И только перед самым Переславлем съехали в поля поужинать и немного отдохнуть. Дождь идет, не прекращаясь. Ставить палатку лень, кемарим прямо на сиденьях в машине.
24.08.13., суббота
Проснулись около 4.00, попили чайку с шоколадом, и продолжили движение домой. Моросит дождик, в темноте видно плохо, поэтому не торопимся. На посту за Переславлем какая-то активность, полно полицейских, но нас не трогают. Рассвет встречаем в районе Сергиева Посада, а в 6.15 торжественно въезжаем в Москву. Она встречает нас сильнейшим ливнем. В 7.00 путешествие заканчивается на проспекте Вернадского.
Таким образом, вся одиссея заняла у нас 15 суток, за которые мы прошли ровно 4 000 километров.


Среда

  вторник, августа 20, 2013
  0 день
  0


 

21.08.13., среда
Как заведенные, снова просыпаемся в 5.00 и выезжаем в 7.05. Точность – вежливость королей.
Такие ранние подъемы нам порядком надоели, и сегодня это далось нам особенно тяжело. Андрюха за завтраком клюет носом, а в машине засыпает, несмотря на тряску. Во время дневки, после ремонта, я залил в бак одну канистру бензина. Но за прошлый день стрелка бензомера так приблизилась к нулю, что я стал опасаться, как бы во время сильных кренов топливозаборник не стал хватать воздух. Поэтому выливаю очередную канистру, предпоследнюю. В багажнике остается еще одна полная.
В 9.00 доехали до Косомской. Это такое же типовое станционное здание, как и прочие. Рядом стоит полуразвалившаяся баня. Глушу мотор и иду осматривать станцию. Андрею накануне в вейдерсы попал песок, в результате чего он натер ноги. Поэтому он отказывается лишний раз выходить из машины, а лишь сонно выглядывает из окна.
Косомская – последняя станция на нашем пути. Отсюда уже недалеко до Койнаса и Кымы, поэтому здесь чаще бывают люди. Нельзя сказать, что это благоприятно отражается на сохранности здания.

Picture

Picture

 

После Косомской дорога совершенно разбита тяжелой техникой. Колеи местами столь глубоки, что в них страдал даже трактор. Многие объезды, судя по следам и запаху солярки, проделаны именно трактором. Временами спасает просека под телеграфной линией. Временами же она оказывается заваленной или заболоченной. Тогда плюхаешься в грязную колею. Когда машина подсаживается в колее, сдаешь назад и пробиваешь себе путь с разгона. Если с третьего-четвертого раза не получилось – в ход идет лебедка. За пять километров после Косомской мы лебедились столько же, сколько за весь предыдущий день.
Кто-то накидал в колеи разнокалиберных бревен, поленьев и палок. Это дико мешает. Они разъезжаются под колесами, встают враскоряку, то и дело втыкаются в автомобиль снизу. Одно бревно чуть не пробивает бензобак. Другое – сносит шланг вентиляции заднего моста. У него обламывается металлический штуцер, вкрученный в чулок моста. Приходится замазывать дыру Поксиполом. Глиняная жижа попала в сцепление, и оно работает рывками.
Андрей устал, и ноги у него болят.

 

Picture

Picture

Но опыт и мастерство штурмана делают свое дело – к 10.25 мы уже стоим у первого отворота на Койнас, в точке N64.8199 E47.8019, посреди прекрасного соснового леса. Кругом – шикарный ковер из белого мха. Андрей падает на него в блаженстве, раскинув руки и ноги, и велит себя фотографировать. Менее чем через час, в 11.03, проезжаем второй, ближний к Кыме поворот на Койнас в точке N64.8095 E47.6653. Здесь я уже бывал в 2008 году, во время нашей поездки по Мезени и Пинеге.

Picture

Picture

Picture

Picture

 

Наслаждаемся природой и дорогой. Она – абсолютно ровная, твердая, словно выглаженная грейдером и утрамбованная катком. Правда, ближе к Кыме снова появляются ненадолго грязные колеи, но это уже детские игрушки по сравнению с тем, что творится возле Косомской.

Picture

В 12.30 форсируем Кыму. Здесь тоже засуха, как и в Коми. Воды в Кыме так мало, что Андрюха даже не идет смотреть брод – бережет натертые ноги. Переехав реку, радую его известием, что вейдерсы можно снять. Насовсем. Внедорожная часть маршрута нами успешно пройдена.

Picture

 

Picture

Picture

 

Пока штурман моет ноги в Кыме и переобувается, заливаю в бак последнюю канистру бензина. Из маленькой пятилитровой канистры заправляю примус, а оставшиеся 2 -3 литра тоже выливаю в бак. После брода через Кыму в баке оставалось 10 – 12 литров бензина. Теперь стрелка показывает где-то половину бака. Этого должно хватить до Лешуконского. На крайний случай остается еще 3 литра спирта.
С наслаждением пьем чай из термоса и выбираемся на грунтовую дорогу, ведущую вдоль берега реки на Чухари и далее к Усть-Кыме.

Picture

Picture

Я изменил свой первоначальный план и решил не ехать через Койнас и Усогорск. Побоялся потерять много времени из-за парома в Пыссе. Да и возвращаться через Вычегду уже не хотелось. Поэтому игнорирую паром через Мезень в Усть-Кыме и выезжаю на дорогу в сторону Смоленца.
За Чучепалой останавливаемся прямо на пустынной дороге для обеда и техобслуживания. Охота для нас закончилась, обедаем тушенкой.
Выкручиваю хабы. Андрей замечает, что фланец нашей проблемной задней левой полуоси, соединяющий ее со ступицей, наполовину открутился. Девять болтов из десяти прослаблены, а один и вовсе потерялся. Приходится восстанавливать статус-кво. Далее по пути домой регулярно проверяем затяжку этих болтов, хотя случаи их отворачивания больше не повторялись. Меняю масло в заднем мосту. В левом бортовом редукторе эмульсия, в правом бортовом и в картере главной пары – лишь пара капелек воды в масле. Все равно заменяю все. Слитое масло переливаю в пластмассовую бутылку и прячу в недрах машины. Сумел привезти – сумей и увезти.
Потом меняем колодки. Еще во время возни с полуосью мы выяснили, что у меня вконец износился мой старый «Джек». Разборка и чистка не помогли – домкрат отказывался поднимать машину выше определенного уровня. Поэтому при смене колодок приходилось выкапывать лопатой ямку под колесом, чтобы его снять. Колодки задние стерлись в ноль, на стальных подложках - ни следа от фрикционных накладок. На передних осталось миллиметра два. В это время рядом тормозит УАЗик мезенских дорожников. Мужики забрасывают нас вопросами. С удивлением рассматривают гибрид Патруля с УАЗом. Рассказываем им вкратце о своем путешествии и заодно пытаемся разжиться бензином. На всякий случай. Водитель говорит, что у него лишнего топлива нет, только на обратную дорогу. От Лешуконского у него ушло около 35 литров. У меня примерно столько же, должно хватить. Попрощались с любопытными дорожниками, накачали колеса до «грейдерных» значений. Переодеваюсь в чистую сухую одежду и обувь. Теперь можно и в Лешуконское.
Дорога идет вдоль Мезени, виды красивейшие.

 

Picture

Picture

 

По сравнению с 2008 годом качество дороги улучшилось многократно! В тот раз мы даже лебедились на глиняных горках с колеями. Теперь все колеи заровняли, дорога отсыпана гравием. Видно, что работы произведены недавно, сильных дождей с тех пор не было, ничего еще не успели размесить. Так что едем шикарно, с ветерком. Навстречу попадаются совсем «пузотерные» легковушки. Раньше тут такое было немыслимо, по крайней мере летом. АЗС в Ценогоре, как и предупреждали, не работает. Проезжаем это большое красивое село без остановки. Мезень вся обмелела, кругом обнажились огромные песчаные отмели. Но все равно красиво, несколько раз устраиваем фото-сессии.

Picture

 

Picture

 

Picture

Picture

Picture

Picture

До Смоленца добрались уже вечером, в 21.10. Нашли понтонную переправу. К переправе ведет наспех отсыпанная временная подъездная дорога. На понтонном мосту одинокий страж в будке взимает плату за проезд – 600 рублей. Он сообщает нам, что АЗС в Лешуконском работает до 20.00, т.е. мы на нее опоздали.
В Лешуконское ведет ровный широкий грейдер. На въезде в село виден довольно большой аэропорт. Почти напротив аэропорта – как раз АЗС. Заезжаем проверить – а вдруг работает? Увы, действительно до 20.00, а сейчас уже 21.40. Причем на станции дежурит работник, но обслужить нас не может. Приглашает приехать утром к 8.00. Объясняет нам, как найти гостиницу. К моменту, когда мы подъехали к гостинице, в баке оставалось менее 10 литров бензина. Т.е. от Усть-Цильмы до Лешуконского Патруль израсходовал примерно 180 литров.
Гостиница располагалась в длинном двухэтажном здании барачного типа, обшитом досками и крашенном в синий цвет. Помимо собственно гостиницы в этом же доме находились продуктовый магазин и бар.
Женщина-администратор с некоторым удивлением и даже подозрением смотрела на двух грязных бородатых людей с ружьем и термосом в руках. Выяснилось, что в настоящее время нам доступны для проживания два номера на выбор – по 1100 и по 1500 руб. с человека. Но в чем различие между номерами женщина внятно объяснить не могла. Твердила только, что номер подороже – «с прихожкой». И лишь под конец разговора случайно вскользь обмолвилась, что помимо вышеозначенной «прихожки» в более дорогом номере есть еще ванная комната с горячей водой и прочими удобствами, а для постояльцев дешевого – все удобства на этаже.
Поразились такому явному отсутствию любых представлений о маркетинге, заняли номер «с прихожкой». Номер оказался вполне приличным на вид, чистым и удобным. Только две узенькие дешевые кроватки с излишне мягкими матрасами явно подкачали.
Ужинать идем в бар. Там подают не только напитки с закусками, но и кое-какие горячие блюда. Несмотря на вечер посреди рабочей недели, грохочет музыка и стайки молодежи отрываются в свое удовольствие. Хотя и шумно, но ужин довольно сносный. Не доставляет неприятностей ни языку, ни желудку.
Впервые за неделю у нас есть сотовая связь. Звоню домой матери. Она считает нас потерявшимися. Говорит, что еще немного, и она собиралась обращаться в органы МЧС. Более суток тому назад она связывалась по спутниковому телефону с экипажами отставших Мицубиси. Оказывается, они вовсе не повернули назад, а продолжили рубиться дальше по Тракту, сидели на момент разговора в каком-то болоте и пребывали в весьма нервозном состоянии. А про нас сказали, что мы их бросили и уехали вместе с экспедиционным оборудованием, и с тех пор о нас никому ничего не известно. На форумах обоих клубов уже какая-то истерика. Успокаиваю, как могу, обрисовываю вкратце ситуацию. Заверяю, что мы живы-здоровы, находимся в хорошей форме, что теперь мы на пути к дому, и связь будет каждый день.
Делюсь потрясающей новостью с Андрюхой. Вот это дела. Мы кардинально ошиблись в своих предположениях. МПСы продолжили движение на лебедках. И очень зря. Безусловно, с техникой, которая постоянно идет на пределе своих возможностей, это равносильно тому, что лебедиться в пасть тигра. Может и повезет, а может и нет. Если с машиной на Тракте что-то случится, ни о какой буксировке ее другим автомобилем не может быть и речи. Для того, чтобы извлечь машину оттуда, требуется гусеничный трактор или тягач. Впрочем, у ребят с собой много топлива, продуктов и боеприпасов. Голодная и холодная смерть им не грозит. Но при фатальной поломке техники придется им выбираться оттуда пешком. Каждый, кто отправляется на Тракт, должен быть к этому морально и физически готов. В любом случае мы им помочь уже ничем не сможем.
Для восстановления душевного равновесия идем по очереди мыться. В ванне! Горячей водой!



Вторник

  понедельник, августа 19, 2013
  0 день
  0


 

0.08.13., вторник
Снова просыпаемся в 5.00. Надо наверстывать упущенное. Начали движение в 7.05 (который раз подряд мы трогаемся с места именно в 7.05, даже удивительно). На дороге местами попадаются грязевые ямы и колеи, но не существенные. В одном красивом месте, где к дороге примыкало сухое болото с ягодниками, Андрюха стреляет очередного тетерева. Идем его подбирать, а птица оказывается лишь раненой, и бросается от Андрея наутек. Вижу – ужин убегает. Бросаюсь в кювет и, падая, хватаю его руками. Поймал. Так что эту птичку мы добыли сообща.

Picture

Picture

В 9.35 добираемся до избы Фоминская.

Picture

Picture

О ней нужно сказать особо. Изба очень ладная и крепкая на вид. Расположена в красивом месте, на холме, господствующем над местностью, на высоком берегу Сулы. Рядом – чулан, беседка и баня. В бане хорошая новая обстановка, ковши и шайки. Видно, что ей регулярно пользуются. Обращаем внимание на электрические лампочки и большой моток кабеля.

 

Picture

Очевидно, хозяева приезжают сюда с генератором. В доме образцовые чистота и порядок. Дом утеплен современным вспененным фольгированным утеплителем. В нем есть хорошая, чисто беленая печь. Рядом – полно всякой посуды, домашней утвари. На стене висит календарь этого года. Видно, что люди очень хозяйственные, любят капитально обустраиваться. Наверное, приезжают сюда надолго и живут с комфортом, насколько это возможно в тайге, в охотничьем домике. Из уважения к хозяевам оставляем гостницы: хорошую километровую карту этого района, банку консервов и бутылку сиропа шиповника. Подарки, конечно, не богатые, чисто символические.

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

В 10.05 продолжили движение. В 12.00 прошли избу Ленькину, в 13.00 – Половина. У избы половина останавливаемся – время обеденное. Денек был очень погожий и теплый. Готовим обед на воздухе, на лавке перед избой. Заодно Андрей разделывает тетерева на вечер. Это желательно сделать днем, до постановки на ночлег, дабы не привлекать в лагерь запахом требухи медведя. Впрочем, следы жизнедеятельности медведей – помет и развороченные муравейники – попадались нам только в окрестностях Мылы. Дальше по Тракту их встречать не приходилось. Т.е. медведя здесь мало. Но осторожность не помешает.
Изба Половина – типичная лесная избушка с дымящей печкой и голыми нарами. Рядом с избой замечаю квартальный столб с номерами кварталов. Поодаль лежит полусгнивший и заросший мхом штабель бревен, какие остаются после санитарной рубки. Значит, до этой глухомани нет-нет, да и доходят руки лесников.

Picture

Picture

Picture

После обеда дорога быстро ухудшается. Появляются колеи, грязевых ям становится больше. Едется уже не так легко, как раньше. Иногда приходится разматывать лебедку.

Picture

Объезды засадных месть тоже размешаны. Видно, что тут не так давно прошла не одна машина, и ресурс их исчерпан. Не тратим время на поиск новых объездов, шуруем по основной колее.

 

Picture

 

В 17.00 достигаем Нижнесульской. Дорога идет на подъем и становится сухой и ровной. Сырой смешаный лес сменяется бором-беломошником.

 

Picture

Picture

На отдельных участках разгоняюсь аж до 40 км/ч. Въезжаем на заброшенный аэродром.

Picture

Picture

Летное поле уже начинает зарастать подлеском, но еще отчетливо просматривается на местности. На его краю лежит огромный кустарно сваренный каток. Рядом с аэродромом – маленькое кладбище. За деревянной оградкой – два безымянных креста. По всему видно, что могилы очень редко, но посещают. В стороне стоит деревянный столбик, в который врезана металлическая табличка. На табличке надпись: «Здесь захоронены останки летчика Бобрецова Максима Герасимовича, 1919 – 19… годы». Т.е. дата и даже год смерти Максима Герасимовича остались неизвестными тем, кто хоронил его останки.

Picture

Picture

В километре за аэродромом – руины собственно Нижнесульской. Ближе к дороге – бывший станционный дом, построенный по «типовому проекту»: два сруба, между ними сени и уборная. В доме, как везде, полуразвалившиеся большие печи, скелеты железных кроватей, обрывки обоев. Пахнет сыростью. Поодаль стоит меньший по размерам, но лучше сохранившийся домик. Тоже чье-то таежное охотниче-рыболовное прибежище. В него не заходим.

Picture

Picture

 

Picture

Picture

 

Picture

Сразу за Нижнесульской – очередной брод через Сулу. Проходим его в 17.45.

 

Picture

Picture

 

Picture

После этого дорога окончательно портится. Видно, что по этому участку дороги ездят гораздо чаще, причем отнюдь не на УАЗах. В сущности, дорога здесь представляет собой глубокую тракторную колею в очень глинистом грунте. На подъемах и спусках это глубокие промоины с торчащими камнями. В низинах все заполнено грязной жижей. Если в каком-то месте воды побольше, значит повезло – протектор более-менее нормально очищается. Если же глина в колеях по субстанции напоминает густую сметану, по ней с трудом едет даже Свампер. Местами он не едет вообще. Иной раз приходится пользоваться лебедкой даже при том, что машина не сидела на мостах. При этом местность имеет весьма заметный рельеф. Благодаря чудовищным колеям-промоинам на крутых подъемах то одно, то другое колесо висит в воздухе. Несколько раз удерживаем машину от опрокидывания, прижимая колеса к земле лебедкой. Крены такие, что вылезать и садиться в машину Андрею систематически приходится через окно.
Словом, что-то тяжеловато стало ехаться после Нижнесульской. Поэтому, пройдя около 10 км, встаем на ночевку в 21.00.
Традиционно варим тетерева. Тетерев у нас сегодня с агавой и папайей. У штурмана - водка из сульской воды.



Понедельник

  воскресенье, августа 18, 2013
  0 день
  0


 

19.08.13., понедельник
В этот день у нас вышла дневка. Хотя сначала я был полон решимости до обеда управиться с ремонтом и ехать дальше. Причина неисправности была установлена накануне вечером, запчасти имелись в наличии. После завтрака мы выпилили из березы подходящий чурбан, чтобы на него можно было установить автомобиль. Выгрузили из машины ящики с запчастями и инструментом, и приступили к работе. Здесь нас поджидал неприятный сюрприз. Скрутившись и обломившись по шлицам, злополучная полуось как бы распустилась в месте излома. Т.е. деталь в этом месте вышла за пределы первоначального диаметра. Из-за этого оказалось невозможным снять цапфу, внутри которой проходит эта самая полуось, а снаружи – надевается на своих подшипниках ступица. Срезать «распухший» конец полуоси болгаркой не представлялось возможным, т.к. имевшийся у нас инвертор 12/200 В был слишком для этого маломощным. Урок на будущее: для такой ситуации нужен аккумуляторный инструмент. Попытки придать обломку приемлемую форму с помощью зубила или напильника показали свою полную несостоятельность. Столь же бесплодным было и нагревание цапфы на примусе. Остался последний аргумент. Ставлю полуось обратно на машину. Цапфу при этом насаживаю на свои шпильки, но не прикручиваю. Пускаю двигатель и включаю передачу. Самоблок в мосту все же не такой самоблок, чтобы прокрутить стоящее на земле колесо при полностью свободной противоположной полуоси. Коэффициент его блокировки составляет процентов 70. Поэтому сломанная полуось вращается внутри цапфы, а мы с Андрюхою, вооружившись длинными монтировками, начинаем двигать ее на шпильках. Упираемся монтировками в бортовой редуктор и отодвигаем цапфу во внешнюю сторону, надвигая ее на место излома. Острый изломанный край полуоси врезается в металл цапфы и проделывает в нем себе проход в виде чудовищных «винтовых нарезов». Запрессованную в цапфу бронзовую втулку сворачивает в бараний рог. Сама цапфа раскаляется чуть не докрасна. Имевшаяся в ней смазка загорается и горит открытым пламенем. Но дело идет. Когда цапфа отодвигается настолько, что длины шпилек не хватает, удерживаем ее от проворачивания длинным болтом. И вот – победа. Раскаленная покалеченная цапфа слетает и падает на песок.

Picture

Снова разбираю редуктор и меняю полуось. При этом допускаю ошибку: зачем-то разбираю опорный роликовый подшипник полуоси, хотя можно было бы без этого обойтись. Собрать подшипник мы так и не смогли, как ни пытались. Пришлось заменить запасным. Ну вот, полуось с подшипником заменил, редуктор собрал, ставлю новую цапфу взамен покалеченной. А она не встает. Не могу понять, в чем дело, верчу так и сяк детали. Наконец, сравниваю новую цапфу со старой. Они разные. Новая – «не той системы». Снаружи такая же, но привалочная часть имеет кольцевой выступ, исключающий возможность сборки. Когда-то давно у меня был подготовленный армейский УАЗ, который я сдавал в аренду в качестве технички для гонок. Арендаторы в свое время положили в УАЗовский ЗИП эту цапфу, и с тех пор я был уверен, что у меня есть запасная цапфа на черный день. И вот теперь выяснилось, что она – для «колхозного», а не «военного» моста. Снятая деталь остыла и приобрела цвета побежалости. Внутри – жутковатые борозды. Бронзовая втулка уничтожена. Ее мы, кстати, пытались переставить с «колхозной» цапфы, но безуспешно. Пришлось ставить как есть, набив внутрь побольше смазки. Ну а что делать? Не оставаться же здесь жить. Я рассудил так: пока едем по Тракту, скорость небольшая, поэтому нагреться и прихватить не должно. А в люди выберемся – разберемся. Забегая вперед, скажу, что деталь нормально дожила до возвращения в Москву и абсолютно не грелась.
Пока я возился со сборкой этого конструктора для взрослых, Андрей пошел на рыбалку. Взял спиннинг, повесил на него блесну и закинул ее в Сулу неподалеку от места брода. На этом его рыбалка и закончилась. Я в этот момент крутил гайки, поэтому не видел процесс ловли. Смотрю: только ушел, уже возвращается. В руках – щука килограмма на 2,0 – 2,5. Одной такой рыбы с лихвой хватало нам на сегодняшнее пропитание, а заготавливать рыбу впрок у нас не было возможности и желания. Так что, во избежание затоваривания рыбой, забрасывание блесны пришлось прекратить.

Picture

Щука пришлась очень кстати. Охоты не было сегодня ввиду затянувшегося ремонта. Соответственно, не было и тетеревятины. Щука же оказалась очень вкусной, без тени какого-либо привкуса или запаха тины. Прекрасное свежее диетическое мясо.
Управился я с машиной уже ближе к вечеру. Решили сегодня никуда не ехать. Не торопясь разделали и приготовили рыбу. Собрали и уложили вещи и инструменты.
За ужином обсуждаем ход нашей экспедиции. Пока все нормально едется. Неприятность с полуосью и цапфой отобрала один день и слегка выбила нас из колеи, но запас времени еще есть, и все должно получиться. На счет отставших Мицубиси мы уже к тому времени перестали волноваться – мы были уверены тогда, что они развернулись. Сравнивая характер дороги в районе Фатеевской с тем, что нам встретилось перед Борковской и после нее, становится ясно, что такие машины почти не могут здесь нормально ехать. Все передвижение получается на лебедках, а они ведь не предназначены для езды. Кроме того, в сложных местах, болотах и бродах, возможно, придется строить какие-нибудь импровизированные гати и мостки. Это тоже отнимает множество сил и времени. И так - даже не десятки, а две сотни километров. Если относительно несложный участок от Мылы до Фатеевской потребовал два дня, с разбортированиями и многочисленными лебежениями, то что же будет дальше? Очевидно, что продолжать ехать на лебедках – значит однозначно не уложится в запланированное время, а главное – постоянно рисковать поломаться в самом глухом и засадном месте. При этом запасных лебедок у них нет, запчастей к лебедкам, скорее всего, тоже. При таких обстоятельствах, ввиду постоянного ухудшения дорожных условий, единственный разумный вариант для них – вернуться. Рассуждая так, мы еще не знали, насколько мы ошибаемся. Полагали, что на Тракте мы одни, и никто не догонит нас и не попадется навстречу. На случай фатальной поломки или исчерпания топлива решили, что оставим машину в лесу и будем выходить пешком на Мезень, в район Койнаса.
После ужина решили помыться. Андрей не даром имеет прозвище Отморозень – взял, да и полез мыться в Сулу. С головой. Деловито, без визгов и воплей. Отмороженный, одно слово. Я же, наученный горьким опытом мытья в горной реке на Урале, когда у меня чуть не случился сердечный приступ, так делать не рискнул. Андрей налил мне в одноразовую миску спирта из своей канистры, им я и протирался с помощью бумажных полотенец, сидя в палатке. Спать после такого «мытья» было тепло и приятно.


Воскресенье

  суббота, августа 17, 2013
  0 день
  0


 

18.08.13., воскресенье
По случаю воскресенья проснулись совсем не рано по меркам этого похода – в 9.00. Начали движение в 10.45.
В 11.20 подъехали к замечательному броду через Цильму. Замечателен он тем, что выезд из него практически вертикален. Берег рыхлый, песчаный, и на него вверх из воды под немыслимым углом ведет глубокая колея. Рядом виднеется большой старый бревенчатый мост.

Picture

Мост давно сгнил и обрушился, поэтому приходится пользоваться бродом. Возможно, если бы мы дали себе труда поискать получше, нашелся бы брод с более гуманными углами. Ведь дорога (довольно наезженная, со следами от шин) вела еще дальше вдоль берега. Но мы решили, что быстрее будет быстренько затащиться на лебедке. Однако быстренько у нас не получилось. Выезд из брода был не только крутой, но еще и имел посередине перегиб. Машина углубила Свамперами и без того глубокие колеи в рыхлом грунте, и намертво села на эту ступеньку. Села не только мостом, но и поперечиной рамы, и трансмиссионным агрегатом.

Picture

Picture

Из такого положения лебедка отказалась тянуть машину даже через блок. Тем более, что ближайшие подходящие деревья росли в стороне, и лебежение получалось под порядочным углом. Мы поняли, что если будем усердствовать с лебедкой, то неизбежно порвем или отломаем что-нибудь. Дело осложнялось тем, что нос машины был задран в небо. Страшно стоять с таким дифферентом с долго с работающим мотором – ведь он может испытывать масляное голодание. Но и глушить допотопный карбюраторный мотор тоже страшно – можно потом не запустить. Смотрю на манометр – давление в норме. Но возиться нам здесь долго. Была не была – глушу. АКБ достаточно хорошо заряжена, должно хватить на лебежение, если ничего не будет мешать.
Очевидно, тот редкий случай, когда нужна лопата. Лопата, как и множество других вещей из нашей машины, валяется рядом на берегу. Дело в том, что когда мы еще лелеяли надежду на лебежение через блок, нам понадобился удлинитель. Но свой удлинитель мы еще на первой после Мыли глиняной горке отдали Денису, чтобы он мог использовать блок, т.к. его лебедка почти сразу стала издавать при работе нездоровые звуки. Теперь же нам самим в качестве удлинителя придется использовать длинный 30-метровый кусок синтетического троса, взятый нами на всякий случай, как запасной лебедочный трос. Достать же его из ящика с такелажем, стоящего в багажнике, оказалось настоящей проблемой. Андрей, будучи в вейдерсах, подошел к сидящей в реке корме Патруля и сделал попытку проникнуть в багажник. Висящее на своем кронштейне запасное колесо позволяло открыть заднее стекло лишь на небольшой угол. Просунув в образовавшуюся щель руки, штурман лихорадочно пытался достать трос. Но весь наш многочисленный багаж под действием силы земного притяжения привалился к заднему борту. Андрей отодвигает или достает одну вещь, н\а ее место тут же съезжает другая. А трос зацепился за что-то под этой грудой скарба, и не вытаскивается. Тогда мы начали выбрасывать вещи из машины на берег. Выкинув изрядное количество имевшихся в багажнике предметов, мы смогли освободить и извлечь трос. Впрочем, как я уже говорил, нам это не помогло.
Итак, беру лопату. В детстве я был неплохим землекопом – на пару с соседом выкопал маленький пруд и множество водосточных канав. Навык пригодился – освобождение Патруля продвигалось довольно споро. Мне пришлось перебросать меньше четверти кубометра грунта, и машина обрела свободу.
После такого дела тут же на берегу чаевничаем. Заодно, раз уж вытащили во время аврала канистру, переливаем ее в бак. По примерным показаниям бензомера расход от Фатеевской до этого места составил что-то около 35 литров. В багажнике у нас осталось еще 3 полные 20-литровые канистры. Запас скромный, но последние два дня мы больше не стоим, а едем. Несмотря на ухудшающуюся дорогу, машина едет. Благодаря этому расход пришел в норму – от 30 до 40 л на 100 км бездорожья. Значит, мы имеем шансы выбраться.
После этого места дорога на некоторое время дает нам расслабиться, потом портится снова. Прямо на насыпи попадаются огромные ямы с машину размером, заполненные жидкой грязью. Эдакие грязевые бассейны.
Но едем быстро. В 13.17 миновали ручей Кислый с одноименной избой на нем.

Picture

В 17.45 прошли избу Дедкова, в 17.56 – брод через Сулу. Это был первый брод через Сулу.

Picture

Picture

 

 

Picture

Picture

А под вечер, не доезжая метров пятиста до второго брода, я сломал полуось. Сломал ее в такой грязевой глиняной ванне, как описывал выше. Как почти все водно-грязевые препятствия на этой дороге, описываемая яма (лучше будет сказать – бассейн) имеет очень крутые берега. Рядом слева предшественниками был накатан объезд. Но объезд по довольно топкой местности, и уже весь размешан. Он же не прогачен, не отсыпан. Один черт, на лебедке ехать, а напрямик через яму – может быть за счет инерции проскочу – подумал я. И сиганул в яму. И с газом на первой пониженной на выезд ринулся – авось заскочу. И заскочил. Только когда зад тяжелый за ступеньку на выходе зацепился, щелкнуло что-то. И будто передачу выбило. Только это была не передача.

Picture

Picture

Picture

Мы с Андрюхой даже не сразу поняли что произошло. А поняли, когда стали выезжать из второго брода через Сулу. Не едет машина. Смотрим – а задние колеса-то и не вращаются. Тоскливо стало сразу на душе. Поломал машину на самой середине безлюдной глухомани.
Время – 20.20. Делать нечего, надо разбираться. Путем нехитрых манипуляций установил, что сломана задняя левая полуось. К счастию, короткая. Длинная тоже в запасе была, но снимать и разбирать-собирать в полевых условиях мост – задачка нетривиальная для непрофессионалов, и я не уверен, что нам бы удалось ее успешно решить. Ну а короткую полуось заменить можно, не катастрофа.
Несколько успокоившись и вернув себе (хотя и не до конца) душевное равновесие, ужинаем и укладываемся спать на берегу Сулы.


Суббота

  пятница, августа 16, 2013
  0 день
  0


 

17.08.13., суббота
Проснулись «не рано», около 7.00. Место ночевки было кочковатое, не спасали даже бутерброды из обычных и надувных ковриков – не разоспишься. Свернули лагерь и выехали в 9.00. В рации, конечно, тишина. Моя СВ-рация, несмотря на установленную перед поездкой новую антенну и собственноручно настроенный КСВ, почему-то демонстрировала в этой поездке весьма посредственную дальность приема и передача. А тут еще гористо-лесистая местность. Тем не менее, первые два дня нашего автономного передвижения мы рацию не выключали. Впрочем, скоро дорога ухудшилась настолько, что мы вообще усомнились в способности МПСов пройти ее. Начались болота. Причем не такие, как в окрестностях Фатеевской. Те болота были довольно сухие и хорошо прогаченные. Здесь же, на границе Коми и Архангельской области болота более топкие. А гати, между тем, в гораздо более скверном состоянии, а то и не чувствуются вовсе.

Picture

Замечаем следы войны с бездорожьем прошлогодней архангельской экспедиции: перед каждой болотной засадой валяются смятые банки из-под пива «Эфес», знакомые нам по фотографиям из отчета архангелогородцев. Шли на допинге. Возле одной, особенно выдающейся торфяной ямы – кучка консервных банок. «Я сразу понял, что сейчас будет, когда увидел эти банки» - говорил потом Андрюха. И точно – Патруль плюхается в водно-грязевую жижу и беспомощно крутит всеми своими четырьмя колесами. Вылезаем на лебедке, благо дело было уже на краю болота, есть до чего дотянуться тросом.
Даже на довольно высоком давлении 0,4 бар на приплюснутых Свамперах машина прилично едет по болоту. Подсаживается только в сильно размешанных местах, не успевших зарасти с прошлого года (при условии, что объезд еще более гиблый). В одном топком месте все-таки слетел с еле живой узенькой гати, и передняя часть машины тут же ушла в болото по колеса. Редкий случай, когда пришлось пускать в ход заднюю лебедку.
Несмотря на все на это, скорость движения довольно приличная. К 10.10 проезжаем бывшую станцию Валса (виднелась в стороне от дороги, не стали заходить).

Picture

Сразу после нее следует брод через Валсу (очередной). В 11.30 были у избы Петра. В 13.25 миновали избу Сенка. В 13.57 переехали реку Россоха, а в 15.15 – Борковку. Между Л.Валсой и Борковкой – самые глухие и редкопосещаемые людьми места на Тракте. Да и не только людьми: оба отмечаем, что на этом участке не видно дичи и следов ее присутствия. Какое-то сонное и сырое пустынное царство. Заболоченные травянистые пустоши, перемежающиеся каменистыми островками. На этом участке, в тех местах, где нет топи, дорога уже начала зарастать подлеском.

Picture
Picture

 

Picture

Picture

Неожиданно, за р. Борковкой начинаются довольно свежие автомобильные колеи. По виду – от подготовленного УАЗа или близкой по размерам и массе машины. Грунт здесь с камнями, но сырой, колея пьяно петляет на подъем. Подлесок повален в строну Борковской, едем «по шерсти». Видно, машины дошли до речки и развернулись обратно. Колея для меня не глубокая, не утруждаю себя ездой «вразрез» по грязи с камнями, просто ползу на 2-й пониженной. И вот сырой смешанный лес с грязной колеей сменяется сухим сосновым бором. Выключаю передок и пониженную. Справа от машины остается немаленькая свалка мусора. Около 16.00 въезжаем на Борковскую.
Все, кто интересовался Печорским трактом, читали и слыхали про Борковскую. Для современной авто-туристической общественности это место (как и сам Тракт, собственно) открыла экспедиция 4х4тур в 2006 г. Отчеты Андрея Форосенко и Евгения Беляева тогда поразили многих (хотя ничего такого уж экстраординарного в них не было). Оказывается, здесь, на месте бывшей трактовой станции, до середины 90-х годов существовала другая станция - метеорологическая. И однажды, из-за недостатка средств и всеобщей неразберихи персонал станции, в т.ч. семья с малолетним ребенком, остались на внеплановую неподготовленную зимовку, хотя им ранее была обещана эвакуация. Факты этой маленькой человеческой драмы вместе с некоторыми подробностями из жизни станции стали известны из журнала исходящих радиограмм, найденным в одном из заброшенных помещений Евгением Беляевым. Он и опубликовал тексты радиограмм в своем отчете. Также Беляев проделал некоторую исследовательскую работу, результатом которой стала небольшая историческая справка о Тракте и об этом важном его узловом пункте – Борковской. Материалы эти доступны в Сети и хорошо известны, поэтому я не буду их здесь приводить.
Picture

Picture

Полагаю, что вид Борковской со времени посещения ее туровцами не сильно изменился, разве что постройки еще больше обветшали. На станции было четыре значительных сооружения: главное здание с жилыми и подсобными помещениями (наверно, унаследованное метеорологами со старых времен), здание со служебными помещениями, в которых размещалось оборудование и радиостанция, чулан с погребом и баня. В бане до сих пор можно увидеть ковшики и мочалки.

 

Picture

Picture

Picture

 

В чулане почему-то свалена целая библиотека. Судя по обилию книг по истории КПСС и революционного движения, кто-то готовился здесь к экзаменам на кандидатский минимум. Попадаются также детские книги, книжка «Из французской поэзии» и целая подшивка любимого мною журнала «Наука и жизнь» второй половины 80-х годов.

Picture

В главном корпусе – сырость и кучи разнообразного хлама. В т.ч. деревянная лопатка для выпечки хлеба и гора коробок со старыми советскими кинофильмами (тоже присутствует в записках Форосенко и Беляева). Дни этого дома сочтены – крыша протекает, окна выбиты.
Их всех зданий наиболее хорошо сохранилось служебное. Видно, что его иногда используют как охотничий домик. На полках лежит запас соли и спичек, в сенях – запасные гусеницы для снегохода. В одной из комнат – исправная печка, которой явно пользуются, кровать и кое-какая обстановка.

Picture

 

Picture

На стене висит газета с заметкой о путешественниках по Заполярью и припиской: «А мы и сюда добрались!». Тут же автографы архангелогородцев из Офф-роуд29.

Picture

Поодаль сохранилась «метеобудка» с остатками валяющейся вокруг метеорологической утвари типа водомерных ведер, анемометров, приспособлений для измерения высоты снежного покрова и т.п.

Picture

С другой стороны станции – сваренная из труб исполинских размеров тракторная волокуша с цистерной для дизтоплива. В цистерну с торца вварен открытый наружу цилиндр. Судя по остаткам золы в нем, он служил примитивным подогревателем для находившейся в цистерне солярки.

Picture

В одном из валявшихся на станции журналов исходящих радиограмм я прочитал жалобную депешу: «С февраля дорогу не чистили(?!), в результате дорога от поворота не проезжая». Т.е. зимой сюда ездили по зимнику. Интересно, о каком повороте идет речь. И что было до этого поворота – проезжая дорога? И куда она вела? Можно предположить, что речь идет о дороге от Чиньяворыка через Тиман и далее на заброшенную ныне базу геологов.
Довольно много времени провели мы на Борковской, рассматривая артефакты. Между прочим, немного протопал ножками дорогу, ведущую от домов станции на Юг, вдоль реки. Она ведет по хорошему бору до зарастающей подлеском небольшой песчаной пустоши, очень похожей на вырубку. Кругом следы от гусеничной техники, валяется ржавая двухсотлитровая бочка. Дальше местность понижается, лес становится смешанным, а дорога – заросшей подлеском.
К вечеру покидаем Борковскую и тут же форсируем Ашугу. За ней дорога несколько ухудшается.

Picture

Picture

Следует несколько объездов по бывшей линии телеграфа. Она чуть не увела нас в сторону, на зимник, ведущий к базе геологов. Вовремя спохватились в вернулись на Тракт. На перекрестке дорог замечаем деревянный ящик, висящий на дереве.

Picture

Picture

Этот «скворечник» оставлен потомкам командой из одесского клуба «Направление» в 2006 году. Одесситы рубились тогда навстречу группе 4х4тур, и прошли Тракт с Востока на Запад, как и мы. Внутри ящика – наклейка одесского клуба и красный одноразовый стаканчик. Бутылка горячительного, если и прилагалась в паре со стаканчиком, то не дошла до наших дней.
Встали на ночевку на этом перекрестке с координатами N65.21679 E49.49861 в 20.25.


Пятница

  четверг, августа 15, 2013
  0 день
  0


 

16.08.13., пятница
Мысли с утра невеселые. За весь полный вчерашний день мы прошли менее 8 километров. При этом успели поломаться. Движение МПС происходит в значительной мере на лебедках, и одна из них уже неисправна, а другая потребляла такой большой ток, что чуть не лишила нас проводки и батареи.
Заправляю машину из канистр. В бак под пробку вошло ровно 40 литров, две канистры. Я в растерянности. От Усть-Цильмы до этого места километров 70, может чуть больше. Из них на бездорожье приходится километров 10 – 11, которые мы и ехали последние два дня. На них-то и пришлась едва ли не половина потраченного топлива! Если так пойдет и дальше, бензина мне не хватит даже до середины пути. Я ведь рассчитывал, что машина будет как-то все же ехать. А тут не езда, а ерзанье. Так продолжаться не может, надо что-то делать.
Ввиду изложенного, предлагаю переставить свою заднюю лебедку на машину Олега взамен неисправной. Тогда он сможет сам лебедиться и избавит нас от необходимости постоянно сдавать назад и вырабатывать киловатты электроэнергии. К моему удивлению, Денис активно возражает. Оказывается, для доступа к лебедке надо полностью снимать бампер, а это очень долго и муторно. Бампер составной, сложный, у него тридцать три закисшие закладные гайки, так что снимать-ставить его – целая трагедия. По мнению Дениса, коли мы и так медленно едем, то целесообразно не тратить время на возню с лебедками, а двигаться дальше в прежнем режиме. Ведь самое сложное, по его мнению – мыльские болота и глину – мы уже прошли. А от Борковской вообще начнется хорошая дорога. Архангельские джиперы за пару недель до нас пролетели ее за два дня.
Сказать, что я был шокирован, значит ничего не сказать. Мы все читали отчеты предыдущих экспедиций, и из них отнюдь не следовало, что участок от Мылы есть самый тяжелый. Скорее - наоборот. Да и архангелогородцы ездили на Борковскую на УАЗах с 35-ми Симексами, а это вам не экспедиционный МПС. Проделать 200 км бездорожья без исправной лебедки, постоянно используя Патруль в качестве эвакуатора?
Объясняю, что нам не хватит на это ресурсов нашей электромеханической части, а главное – бензина. Категорически отказываюсь покидать Фатеевскую до того, как решим вопрос с лебедкой. «Ты думаешь, за Фатеевской будет намного проще, и лебедочная проблема рассосется сама собой?! Так не будет!» - сказал я Денису. Гневно сверкнул он на меня глазами, поджал губы и, ничего не ответив, пошел в избу. Смотрю, я один слоняюсь на улице. Все остальные уже довольно долго в избе и не выходят. Оказалось, совещаются. Порешили все же снимать бампер. Опять Роману работа. На Фатеевской пригревает солнышко, но вокруг ходит гроза, так что работать надо быстро. Однако быстро не получается – крепеж весь закис, резьбы срываются. С удивлением узнаю, что на обоих МПСах лебедки никогда не обслуживались из-за трудности доступа. «А зачем туда лезть, пока работают?!». Что ж, тогда придется делать это на Тракте.
Сняли лебедку Олега. Коли уж сняли, давай разберем, вдруг поломка не фатальная? Долго не понимаем, в чем, собственно, неисправность. Все потроха на вид исправные, все нормально вращается, поломанных деталей нет. Оказалось, на лебедочном тормозе при сборке братом-китайцем не был затянут один небольшой винтик. Он выкрутился, и тормоз саморазобрался. Роман восстанавливает и смазывает лебедку, ставит ее на место. После чего следуют слесарные мучения по обратной установке бампера. Бампер АРБ, фирменный, типа «сертифицированный». Совершенно не предоставляет доступа к лебедке. Не только снять-поставить, но даже руку просунуть, чтобы поправить на барабане трос – проблема. Предлагаю болгаркой вырезать в бампере окно для лучшего доступа. На меня смотрят как на сумасшедшего.

Picture


Пока возились – время обеда. Наскоро обедаем и в путь. Дождь так и не пошел, гроза обошла стороной, и у нас есть еще половина дня, чтобы сколько-то проехать в сторону Борковской. Я еду первым. Вокруг довольно сырой смешанный лес, дорога травянистая. Видно, что по ней изредка ездят на лошадях и конных упряжках. Колеи большой нет. Вот доезжаем до болота. Оно довольно длинное, но дорога прогачена, едется легко. Смотрю, однако, идущий сзади МПС подсел на выходе из болота. За предыдущие два дня нам с Анрюхой до смерти надоело постоянно останавливаться. А главное, во время таких остановок и стартов неизбежно улетает в трубу драгоценный бензин. Причем независимо от того, глушишь мотор, или нет. Но теперь у Олега есть исправная лебедка. Там не тяжело, решаю я, подлебедяться и догонят. Поэтому не останавливаюсь, а продолжаю потихонечку двигаться вперед. Кто бы знал, что скрываясь за деревьями, я вижу Мицубиси в зеркале заднего вида в последний раз? Дорога поначалу пошла получше, едем и болтаем, поглядываем в зеркала. Но нас так никто и не догнал. Ни через час, ни через два, ни потом. Дорога портится. Проходим несколько болот. Пару раз приходится сдавать назад, чтобы пробить себе с разгона колею в «мыле». Здесь МПСам только на лебедках.
Вечереет. Что делать? Возвращаться? Далеко ли? В рацию уже давно ничего не слышно. Если далеко, если так и дальше пойдет, тогда нам точно не хватит ни времени, ни бензина. То есть ни того, ни другого однозначно не хватит, если мы будет двигаться в темпе постоянно лебедящихся МПСов. По хорошему, надо всем вместе разворачиваться и ехать домой обратно. Обратно. Через уже поднявшуюся Цильму, через не успевшую подняться Печору. «Серпантин». Черт возьми, но я же могу пройти этот Тракт! За те несколько часов, что мы двигались сегодня от Фатеевской, мы прошли более 30 километров. Это в три раза больше, чем за предыдущие два дня! Машина едет. Она просто едет. За сегодняшний день мы ни разу не разматывали лебедку. И расход при этом не конский. Да и штурман мой даже отдохнул по дороге, не приходится работать сразу на три машины.

 

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Решено. Встаем лагерем пораньше. И если к утру не догонят, мы продолжим путь самостоятельно, так, как мы можем и хотим себе позволить.
Ужиная у костра, вспоминаем подробности нашего продвижения сегодня. От Фатеевской мы тронулись примерно в 13.50. Место, где на карте обозначена изба Петра Илларионовича, проехали в 16.17, изба Чупрова – в 17.30. В 18.30 миновали брод через приток Лиственничной Валсы. В этом месте в сторону с Тракта отходит отворот к безымянной избе, стоящей на берегу Валсы. Именно туда вели следы лошадей и волокуши. После этого Тракт делается менее наезженным. Видно, что дальше по нему забираются гораздо реже. Как раз к этому моменту мы оторвались от МПСов, и качество дороги, после временного улучшения, стало падать. Тем не менее, уже к 19.20 мы добрались до Избы Бобрецова, также стоящей на берегу петляющей Лиственничной Валсы. Перед избой с удивлением видим следы недавнего присутствия человека – свежее кострище. Очень свежее, буквально сегодняшнее, едва остывшее. Видно, что людей было немного – один, максимум двое. Кто это был нам неизвестно, и мы не очень-то стремились это узнать. Переехав сразу за избой Л. Валсу, набрали из нее воды в опустевшие бутыли. Если вода в ручье у Фатеевской была слегка мутная, торфянистая, то в Валсе – кристально чистая. И очень вкусная.
После брода через Л. Валсу местность стала совсем глухая. Дорога как-то сузилась, и на ней нет больше никаких следов. Кулемки – ловушки на мелкого пушного зверя, повсеместно в изобилии встречавшиеся вдоль дороги перед Мылой и за Мылой, здесь уже не попадаются. Видно, мыльским и филипповским промысловикам хватает зверя и вблизи от дома. Дальше избы Бобрецова они не забираются. Отчетливо ощущается повышение местности. Цифры на высотомере начинают расти. Автомобиль, воя трансмиссией на манер грузового «Газона», лезет на отроги Тиманского кряжа. Кругом каменистые сопки и осыпи. Дорога из глинистой или болотно-торфянистой на какое-то время становится твердой, каменистой. Но это счастье длится не долго: после каждого подъема нас ждет затяжной скользкий спуск в низину с неизменным ручьем на дне. Переезжаем низину и снова карабкаемся наверх. И так много раз подряд. На перегибах замечаем значения максимальных высот – сначала они колеблются на отметке 200 м над уровнем моря, потом достигают 250-ти и, наконец, наивысшая отмеченная нами точка – что-то около 300 м. Впрочем, GPS-высотомер не отличается точностью. Несмотря на значительные перепады высот, горными видами полюбоваться почти не пришлось: эти «горы» (вернее – каменистые сопки) все сплошь поросшие густым лесом, который не дает увидеть перспективу. Просто карабкаешься вверх и спускаешься вниз по лесному коридору, и даже на перегибах редко удается взглянуть вдаль. Конечно, Тракт проложен не через сердце кряжа, а по его отрогам. Поэтому мы довольно быстро спускаемся снова на болотистую равнину. Пора бы уже и вставать, но тут как раз болото попалось. Впереди на карте обозначено «сосна, песок». Поэтому решаем форсировать болото, чтобы отдохнуть в сухом соснячке. Болото преодолели довольно легко, ни разу не подсев (вообще, в этот день мы лебедками, кажется, не пользовались). А вот вместо сосен и песка получили сырой смешанный лес с покрытыми мхом кочками. В нем даже не было ни одного сухого, пригодного для костра дерева, так что нам пришлось для этой цели распилить завалившийся телеграфный столб.
Встали на стоянку в уже сгустившихся сумерках, в 21.10. К ночи пошел дождик. Правда, он быстро унялся, но намочил траву и мох, сделав лагерный быт не очень комфортным. Варим на ужин очередного тетерева, сушим отсыревшие ботинки у костра. Андрюха пробует смесь спирта и воды из Лиственничной Валсы. Кажется, этот сорт водки, по его мнению, особенно удался. В эфире тишина. Хотя дорога по каменистым сопкам и не тяжелая, понимаем, что сегодня нас вряд ли догонят. Выключаем рацию и ложимся спать.



Четверг

  среда, августа 14, 2013
  0 день
  0


 

15.08.13., четверг
После завтрака штурмуем ручей. Морда Патруля выходит на ступеньку, а тяжелый зад не хочет. Андрей работает споро, быстро заезжаем на лебедке. Машина Дениса не может выбросить морду из ручья, упирается в ступеньку. Он лебедится через блок. Лебедка издает ужасные звуки, но вытаскивает машину на берег. Очередь Олега. У него автоматическая коробка, поэтому он гораздо лучше может подрабатывать колесами во время лебежения, без лишних пробуксовок и рывков. Но, когда победа была уже близка, лебедка вдруг отказывается тянуть. Что-то в ней проворачивается с хрустом. Мне приходится сдавать задом и доставать его из ручья своей задней лебедкой. Весь дальнейший путь в этот день машина Олега проделывает с помощью моего заднего Уорна. То и дело приходится останавливаться, сдавать задом по уже пройденному участку бездорожья. У МПСа снизу брюхо выстлано плоскими листами защиты. Он прилипает ими к глине так, что невозможно сдвинуть его с места. Идем очень медленно.

Picture

Picture

Picture

Picture

В середине дня Андрюха заметил тетерева и подстрелил его. Это был его первый трофей в этой поездке.

 

Не успел я его поздравить с полем, как в рацию нам сообщили, что нашу колонну догоняют какие-то люди верхом на лошадях. Потом добавили, что у них телега. Я немного забеспокоился, что сейчас нам будут предъявлять претензии за битье дичи на чужом участке. Мы быстренько запрятали ружье и тетерева в недрах Патруля. Вот показались и всадники. Они обогнули по болотцу два МПС, а я свел Патруль с дороги, чтобы дать им проехать. «Телега» на поверку оказалась волокушей с бидонами. На хороших ухоженных лошадях гнедой масти сидели мужики в сапогах, шапках и довольно странных кафтанах. За плечами у них были древние длинноствольные курковые ружья. Поравнявшись с Ниссаном, они остановились. «Какого черта они остановились, почему не проезжают?» - забеспокоился я. Вдруг кричат: «Здорово, Андрюха!». Оказалось, это мои позавчерашние знакомцы с Мылы. Улыбаются, довольные. Душевно здороваемся. Они едут на рыбалку на Лиственничную Валсу. Бидоны – для рыбы. С ними зачем-то кормящая кобыла с двумя жеребятами. Не под седлом и не в упряжке. У тех, что под седоками – скромные, но добротные оголовья и седла. Сами ребята держатся в седлах очень уверенно и свободно. Видно, что ездят с малолетства. Поболтали с нами и поехали дальше.

Picture

 

 

Я остался лебедить МПС. Меньше чем через час гляжу – всадники и лошадь с волокушей едут нам навстречу. Возвращаются? Оказалось, что это другая партия. Пробыли на рыбалке две недели и едут домой. Бидоны на волокуше полны рыбы. Верхом на лошади с волокушей сидит человек в очках. Он одет как и все, и у него тоже старое ружье. Но речь у него городская, образованного человека. Возможно, это местный учитель или врач. Впрочем, лошадью правит также уверенно. Мицубиси в этот момент опять застряли. Человек в очках спешился и пошел искать пути их объезда. Я извинился и подержал его лошадь.

Picture

 

Picture

К вечеру добрались до избы Фатеевской. Она стоит на возвышении. Перед ним – речушка с березовым мостиком и топкая низина. Впрочем, стояла еще великая сушь. Топкая низинка была не такой уж и топкой. Ниссан проехал по ней даже не накопав колеи. А вот машина Олега… Накачанный узкий Гудрич совсем ее не держит. Машина закопалась в глину и легла на свое гладкое пузо. Сдаю назад, цепляем лебедку. Не идет. Вешаем блок. Начинает шевелиться, но так туго. Вроде тащим. Но тут чувствую нехороший запах. Быстро все глушу и под удивленно-вопросительные возгласы опрометью бросаюсь под капот. Клемма на АКБ расплавилась и прожгла дыру в пластике. Виден булькающий электролит. От клеммы не осталось даже пенька.Делать нечего, снимаем АКБ с машины. Олег приносит Поксипол. Достаем узкогубцами из электролита куски свинца, бывшие клеммой. Замазываем дыру Поксиполом. Из жести пивной банки делаем колечко – литьевую форму под новую клемму.

Picture

Разбираем патроны и плавим свинец газовой горелкой. Сначала пытаемся делать это в пивной банке, но она алюминиевая и быстро прогорает. Тогда приходится быстро открыть и съесть банку консервированных ананасов. Ничего не попишешь, производственная необходимость. Делаем из ананасьей банки литьевой ковш. Полевая металлургия. Плавим, помешиваем, снимаем пенку, заливаем, быстро охлаждаем мокрыми тряпками. Приличная клемма вышла у нас со второго раза. Потом кустарным способом наращиваем обгоревшие провода.
Пока чинились, злосчастный МПС задомкратили и что-то под него подложили. С опаской, через блок достаем его Уорном. Машина Дениса объехать все это безобразие не смогла и тяжко лебедится за Олега.

 

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

На нервах с трудом попадаю на узкий березовый мостик и вот мы у Фатеевской.
Уже сумерки. Очевидно, что попавшаяся нам навстречу партия рыболовов-охотников ночевала в этой избе, т.к. в ней натоплено. Размещаемся в избе. В ней нары, застеленные медвежьими шкурами. Кирпичная печка развалилась, но рядом стоит маленькая чугунная. Потолок лоснится от сажи. Несколько окон заложены бревнами. Судя по всему, раньше это было здание станции на Тракте. И оно было раза в два больше. Сохранившаяся часть - лишь половина. Целиком такое типовое здание станции можно увидеть, например, на Косомской. На стенах и двери – вырезанные имена и инициалы прошлых постояльцев. Встречаются записи даже 40-х годов.

 

 

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Пока готовили тетерева, пока о делах наших скорбных калякали… Улеглись спасть в два часа после полуночи.



Среда:

  вторник, августа 13, 2013
  0 день
  0


 

14.08.13., среда
Встали все не рано. После вчерашнего.

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

 

Оказалось, что на Машине Олега надо еще поменять колодки – он выехал из Москвы с почти изношенными, и теперь они кончились. Плюс еще какие-то хозяйственные надобности, а там и обед. Выехали после обеда. Поскольку вчера ребята обижались, что мы ускакали от них на пути к Мыле, решаем их пропустить вперед и идти сзади. К тому же были жалобы на колею от 36-х Свамперов, по которой трудно ехать на Гудриче.

Picture

 

Picture

Picture

Picture

 

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Но не долго музыка играла. Доехали до какой-то сыроватой низинки, и там, в безобидном на вид месте, оба МПСа подсели. Пришлось лебедится. Небольшая суета, но поехали. Потом снова лебедки. Мы с Андрюхой решаем, что нам надо отпустить МПСы вперед, чтобы не утыкаться постоянно им в спину. А то не езда, а ерзанье – только тронулся, снова останавливайся. То заводись, то глушись. Постояли, потрепались, пополдничали, вскипятили чайку. Хвост последнего МПСа к тому времени давно уже скрылся за поворотом. Решаем, что пора догонять. Проезжаем низинку с ручейком, поворачиваем и….. Утыкаемся в «давно ушедшие вперед» машины. Они вот уже полчаса не могут одолеть глиняный склон. Тоже уже накопали приличные колеи. Так что даже нам приходится в них браться за лебедку. Но, слегка подлебедившись внизу, Патруль довольно легко внатяг преодолел остальную часть склона и вскоре уже стоял поперед всех на вершине. А вод МПСы не едут. Совсем не едут. Машина Дениса не едет даже на лебедке. Лебедка начинает издавать громкие нехорошие звуки. В ход идет блок, но и с его помощью дело движется очень медленно. Отдаем им свой синтетический удлинитель лебедочного троса. Спрашиваю опять, что за давление в шинах. Оказывается 0,7 – 0,8 бар. Но это же слишком много для бездорожья. Куда же она поедет на таком давлении? Для сравнения, у меня спереди 0,4 бар, сзади – 0,45 (зад у груженого короткобазника намного тяжелее). Мне отвечают, что иначе слишком велик риск разбортировки. Все же Олег решается снизить давление до 0,5 бар. Машина поехала лучше, но тут же колесо разбортировалось. С трудом и риском джечатся на скользком глиняном склоне, сажают колесо взрывом паров бензина. Изумляюсь, спрашиваю, почему не компрессором. Говорят, что диск настолько широкий, а хампы настолько скверной конфигурации, что не только компрессор не может забортировать колесо, но даже и с ресивером в шиномонтаже это удается с трудом.

Picture

Picture

Picture

Picture

Тут у меня впервые зародилась мысль, что этим машинам дальше на Тракт не надо. Кстати, при бортировке бензином никто и не подумал выкрутить золотник и приготовить компрессор. В итоге чуть было не пришлось повторять все заново. Впрочем, повторять все пришлось метров через 50. А потом и еще. Колеса снова качают до 0,8 бар и дальнейшее передвижение по слабонесущим и скользким грунтам происходит на лебедке.
Потеряв часа 2 – 3, двигаемся дальше. Глина сменяется болотом, потом посуше. Потом опять болото. Болота все прогачены, но сверху над гатью толстый слой илисто-глинистого «мыла». Сдираю его Свамперами без проблем, но остается колея. У нее твердое дно, однако МПСам не всегда хватает клиренса, чтобы достать до него. Приходится им то и дело лебедиться. Стою и жду их на сухом. Кругом смешанный лес. На одном из ягодных болот Олег-старший подстрелил хорошего тетерева. Все рады и фотографируются. Поздравляем его с полем.
День пролетел незаметно, надо вставать. Находим сухой участок дороги между болотом и ручьем. Ручей с топкими берегами и ступенькой на выходе, решаем оставить его на утро.
Чувствуется, что местность рельефная. Отроги Тимана все же. Палатки ставим над дорогой, пологом склоне небольшой сопки. Варим тетерева. Он очень вкусен. У костра уютно, но гложет неприятная мысль: относительно несложного бездорожья мы прошли сегодня всего лишь 3 километра 700 метров! Пусть выехали поздно, но меньше 4-километров за половину дня. А ведь это только начало.

Страницы

Подписка на RSS - Республика Коми