Новоторжский тракт


 
с суббота, июня 10, 2017 по понедельник, июня 12, 2017

  3 день
  1000



К своему счастью, в очередной раз убедился что новые интересные маршруты никогда не кончаться. Если как следует посидеть над картами и пошерстить интернет всегда найдется что то , что будет притягивать своей первозданной неизвестностью.

Так в очередной раз просматривая маршрут нашей прошлогодней поездки в Тверскую область по старинному тракту Тожок Ржев ( http://www.vnedorog.ru/160612_torzhok ) я с удивлением обнаружил еще один тракт. Торговый путь из Торжка в Осташков носил название Новоторжский тракт (видимо в честь Новоторжского уезда с уездным городом Торжком во главе). Информации удалось нарыть мало – кроме цитат Островского, путешествовавшего по тракту на подводах, да ссылок на платные экспедиции (без фоток и треков) ничего нет. Но раз кто то проезжал, раз на старинной карте есть широкая дорога – надо ехать. А уж описание «еще тех лет» как манит:
«16 мая, ранним утром, да еще в дождик, приехала за мной подвода на плохих обывательских лошадях, чтобы везти меня к Осташкову. Между Торжком и Осташковым почта не ходит, а есть так называемый торговый тракт, по которому проезд бывает почти только зимой. Невесело влезал я в полуразвалившуюся телегу; дождик более и более расходился, ямщик мой говорит на каком-то едва понятном наречии, а впереди 130 верст незнакомой, почти необитаемой проселочной дороги, это хоть кого заставит призадуматься.»
Итак на июньские праздники мы отправились покорять Тверские говны (кстати, один из найденных соклубниками треков так и назвался – «говны Селигера» . но о нм чуть позже)

Заночевали в одном наиприятнейшем месте в 10 км от Торжка.

Трек поездки я выложу, а вот раскрывать координаты места не хочется – слишком уж оно прекрасное, не измученное туристами. Пение соловьев, утренний туман, тихий гул течения речки и заранее взятая бутылка виски наполнила душу благоговением в этот вечер…переходящий в утро.

От места ночевки выбрались на тракт напрямую. 

Пара глубоких луж, немного полевых цветов и вот мы на куске тракта между Торжком и Рудниково.

Лето!

Вот как о нем писал Островский:

Первый переезд от Торжка до Рудникова, в 22 версты, я проехал часов шесть. Я не предполагал, чтобы в нескольких верстах от шоссе, в середине России, в 60 верстах от Твери, могла существовать такая глушь! Дорога идет местами совершенно безлюдными,– то заросшими кустарником болотами, то голыми холмами, и все это – и дорога, и болото, и поля – усеяно различной величины каменьями, точно несколько дней сряду шел каменный дождь. Телега то и дело прыгает по камням, и поминутно ждешь, что переломится ось либо рассыплется колесо…»

Сейчас эти 22 версты можно проскочить за пару десятков минут – хороший грейдер идет до Рудникова и даже дальше до деревни Козлово (большая жилая деревня). Но от Козлова сразу же начинаются они – говны Селигера. ​

Вначале дорога идет по полю, но через километр ныряет в лес и началось . Колеи залитые водой, периодически по краям болота. Но при этом все легко едется – чувствуется твердая основа под колесами. 

Саша испытывает свежекупленную МТшку.

Стартовали мы вдвоем с Сашей Sagor на L200 – еще 2 экипажа должны были нас догнать.

Трек  довольно условно повторяет нарисованный на карте Менде тракт.

Небольшие лужи.

Кругом глухие леса, но дорога прочищена – видно что по ней регулярно ездят.

Глушь лесная.

Правда в какой то момент поймал дерево в колесо, пришлось почистить. 

При этом на тракте есть даже железобетонные мосты через небольшие ручьи. ​

Не доезжая Большое Кузнечиково вышли на поля и решили дождаться коллег.

 Вскоре они нас нагнали – Алексей «Есаул» вместе со штурманом Антоном (с ником Marader, прекрасно «подходящим» к старинным трактам )) )

 и экипаж Артема с Катей.  

Еще раз процитирую рассказ:

"В Кузнечикове (другая станция, в 11 верстах от первой) мужиков совсем не оказалось, и десятский — баба. — А где ж ваши мужья? — спросил я у десятского. — «К_о_т_о_р_ы у_ш_л_и у к_а_м_а_т_е_с_ы (каменотесы), а к_о_т_о_р_ы д_о_р_о_г_у ц_и_н_я» (чинят), — отвечала она. Скудость земли заставляет здешних крестьян отходить на целый год на заработки, иначе им негде достать оброка, а недостаток оборотливости и ловкости, недостаток, без сомнения, условливаемый печальной обстановкой их жизни, запрягает их на веки вечные в тяжелую каменотесную работу."

 

"В Качанове (третья станция) нашелся постоялый двор и самовар; но зато не нашлось грамотных. Долго пришлось мне ждать, пока бегали куда-то за версту с моим открытым листом, чтобы узнать, что в нем написано. Но и тот, к кому бегали, оказался плохим чтецом и о содержании открытого листа не мог ничего им сказать наверное."

У нас никого не нашлось и мы поехали дальше. 

Мы решили строго следовать историческому пути и в результате.. заехали в тупик. Мост на участке Качаново – ур. Желницы разрушен, при определённом упорстве можно попробовать объехать через лес, но смысла нет. Хотя описан интресно:

"На 8-й версте за Качановым начинаются горы, называемые «С_в_и_н_ы_е  х_р_е_б_т_ы», в виде длинных узких гряд; они тянутся на несколько верст по одному направлению и представляют большое сходство с хребтами животных. Дорога идет частью параллельно хребтам, по их откосам, но длиннейшее ее протяжение занимает гребень большого хребта, так что от самой дороги по бе стороны начинаются скаты. Пять верст наслаждаешься живописным видом с этого гребня. Ребра гор изрезаны оврагами и покрыты лесом, и за лесом тянутся мхи "

Но поскольку кусок не большой и в  Желницы ведет хорошая дорога мы решили поехать в объезд.

Дальше по мнению Островского не было ничего инетерсного "Два остальные переезда, от Жилина до Крапивны и от Крапивны до Осташкова, не представляют ничего замечательного; болото, лес — и только". А для нас это как раз самое интерсное. По полной так сказать.

В паре мест были большие завалы, которые пришлось пропилить. Дорога медленно, но верно ухудшалась. Глубокие колеи с черной глиной проходились на грани. Есаул на своей 105ке ходом пробивал дорогу, а я в одном месте подсел – чуть остановился и уже не смог тронутся. Даже обе блокировки не спасли. Пришлось отлебедится назад. 

Мимимишечный ренг. Мой штурман Димыч по началу так и прочитал надпись - NIASHKI.RU Но действительность намного кровавеее.... )))

Колея.

Антон героически прорубвал маршрут грудью. И иногда бензопилой.

"Подводные" камни.

Оставшийся кусок первого дня ехался «тапка в пол» на всех блокировках – зато нигде не сели. 

Гать довольно современна.

Вышли в поля

Леха Есаул.

Колонна ждет первопрохождения.

Есаул в режиме тапка в пол.

Заночевали на краю поля в приветливом березовом редколесье. День выдался непростым, тем приятнее были посиделки у костра. Ночью так и не стемнело.

 

Утром продолжили маршрут. Дорога стала менее проезжая, давно уже никто не ездил. 

Снова пилились.

Вывел на экран старинную карту Менде – было инетресно найти места постоялых дворов, обозначенных на карте. Толи карта была не совсем корректно привязано, толи что скорее всего в те годы не было четких инструментов составления карт, но положение не билось порою до пары километров.

Но по дорога более менее одна.

Переехали небольшую речушку и заболоченую бобрами низину. ​​

 В одном из мест Есаул хотел пройти по старой колее напрямик, но не смог. И надолго подсел выбираясь назад. 

Долго ли коротко внедорожная часть тракта закончилось. Дальше асфальт идет до Осташково.

ы же решили попробовать уйти на трек с многообещащим названием «говны Селигера», который витеевато извеваясь огибал огромное болото и выходил к Селигеру.   Маршрут начинался примерно от села Липовец в сторону оз Сонино. Но в действительности мы не смогли найти дорогу или наже намека на нее – трек уходил в густую рощу. Уродовать кузовщину не было желания, мы попробовали разведать еще одну дорогу, но она тоже окончилась тупиков. Все эти отрезки используют охотники чтобы добраться до вышек.

Резюмируя, могу уверено рекомендовать данный маршрут как формат внедорожной поездки выходного дня, который в зависимости от погоды может быть как лайт, так и потребует усилий при неблагоприятной погоде. 

 

PS: трек можно скачать по ссылке>>