Воскресенье


  суббота, августа 17, 2013
  0 день
  0


 

18.08.13., воскресенье
По случаю воскресенья проснулись совсем не рано по меркам этого похода – в 9.00. Начали движение в 10.45.
В 11.20 подъехали к замечательному броду через Цильму. Замечателен он тем, что выезд из него практически вертикален. Берег рыхлый, песчаный, и на него вверх из воды под немыслимым углом ведет глубокая колея. Рядом виднеется большой старый бревенчатый мост.

Picture

Мост давно сгнил и обрушился, поэтому приходится пользоваться бродом. Возможно, если бы мы дали себе труда поискать получше, нашелся бы брод с более гуманными углами. Ведь дорога (довольно наезженная, со следами от шин) вела еще дальше вдоль берега. Но мы решили, что быстрее будет быстренько затащиться на лебедке. Однако быстренько у нас не получилось. Выезд из брода был не только крутой, но еще и имел посередине перегиб. Машина углубила Свамперами и без того глубокие колеи в рыхлом грунте, и намертво села на эту ступеньку. Села не только мостом, но и поперечиной рамы, и трансмиссионным агрегатом.

Picture

Picture

Из такого положения лебедка отказалась тянуть машину даже через блок. Тем более, что ближайшие подходящие деревья росли в стороне, и лебежение получалось под порядочным углом. Мы поняли, что если будем усердствовать с лебедкой, то неизбежно порвем или отломаем что-нибудь. Дело осложнялось тем, что нос машины был задран в небо. Страшно стоять с таким дифферентом с долго с работающим мотором – ведь он может испытывать масляное голодание. Но и глушить допотопный карбюраторный мотор тоже страшно – можно потом не запустить. Смотрю на манометр – давление в норме. Но возиться нам здесь долго. Была не была – глушу. АКБ достаточно хорошо заряжена, должно хватить на лебежение, если ничего не будет мешать.
Очевидно, тот редкий случай, когда нужна лопата. Лопата, как и множество других вещей из нашей машины, валяется рядом на берегу. Дело в том, что когда мы еще лелеяли надежду на лебежение через блок, нам понадобился удлинитель. Но свой удлинитель мы еще на первой после Мыли глиняной горке отдали Денису, чтобы он мог использовать блок, т.к. его лебедка почти сразу стала издавать при работе нездоровые звуки. Теперь же нам самим в качестве удлинителя придется использовать длинный 30-метровый кусок синтетического троса, взятый нами на всякий случай, как запасной лебедочный трос. Достать же его из ящика с такелажем, стоящего в багажнике, оказалось настоящей проблемой. Андрей, будучи в вейдерсах, подошел к сидящей в реке корме Патруля и сделал попытку проникнуть в багажник. Висящее на своем кронштейне запасное колесо позволяло открыть заднее стекло лишь на небольшой угол. Просунув в образовавшуюся щель руки, штурман лихорадочно пытался достать трос. Но весь наш многочисленный багаж под действием силы земного притяжения привалился к заднему борту. Андрей отодвигает или достает одну вещь, н\а ее место тут же съезжает другая. А трос зацепился за что-то под этой грудой скарба, и не вытаскивается. Тогда мы начали выбрасывать вещи из машины на берег. Выкинув изрядное количество имевшихся в багажнике предметов, мы смогли освободить и извлечь трос. Впрочем, как я уже говорил, нам это не помогло.
Итак, беру лопату. В детстве я был неплохим землекопом – на пару с соседом выкопал маленький пруд и множество водосточных канав. Навык пригодился – освобождение Патруля продвигалось довольно споро. Мне пришлось перебросать меньше четверти кубометра грунта, и машина обрела свободу.
После такого дела тут же на берегу чаевничаем. Заодно, раз уж вытащили во время аврала канистру, переливаем ее в бак. По примерным показаниям бензомера расход от Фатеевской до этого места составил что-то около 35 литров. В багажнике у нас осталось еще 3 полные 20-литровые канистры. Запас скромный, но последние два дня мы больше не стоим, а едем. Несмотря на ухудшающуюся дорогу, машина едет. Благодаря этому расход пришел в норму – от 30 до 40 л на 100 км бездорожья. Значит, мы имеем шансы выбраться.
После этого места дорога на некоторое время дает нам расслабиться, потом портится снова. Прямо на насыпи попадаются огромные ямы с машину размером, заполненные жидкой грязью. Эдакие грязевые бассейны.
Но едем быстро. В 13.17 миновали ручей Кислый с одноименной избой на нем.

Picture

В 17.45 прошли избу Дедкова, в 17.56 – брод через Сулу. Это был первый брод через Сулу.

Picture

Picture

 

 

Picture

Picture

А под вечер, не доезжая метров пятиста до второго брода, я сломал полуось. Сломал ее в такой грязевой глиняной ванне, как описывал выше. Как почти все водно-грязевые препятствия на этой дороге, описываемая яма (лучше будет сказать – бассейн) имеет очень крутые берега. Рядом слева предшественниками был накатан объезд. Но объезд по довольно топкой местности, и уже весь размешан. Он же не прогачен, не отсыпан. Один черт, на лебедке ехать, а напрямик через яму – может быть за счет инерции проскочу – подумал я. И сиганул в яму. И с газом на первой пониженной на выезд ринулся – авось заскочу. И заскочил. Только когда зад тяжелый за ступеньку на выходе зацепился, щелкнуло что-то. И будто передачу выбило. Только это была не передача.

Picture

Picture

Picture

Мы с Андрюхой даже не сразу поняли что произошло. А поняли, когда стали выезжать из второго брода через Сулу. Не едет машина. Смотрим – а задние колеса-то и не вращаются. Тоскливо стало сразу на душе. Поломал машину на самой середине безлюдной глухомани.
Время – 20.20. Делать нечего, надо разбираться. Путем нехитрых манипуляций установил, что сломана задняя левая полуось. К счастию, короткая. Длинная тоже в запасе была, но снимать и разбирать-собирать в полевых условиях мост – задачка нетривиальная для непрофессионалов, и я не уверен, что нам бы удалось ее успешно решить. Ну а короткую полуось заменить можно, не катастрофа.
Несколько успокоившись и вернув себе (хотя и не до конца) душевное равновесие, ужинаем и укладываемся спать на берегу Сулы.