Вторник


  понедельник, августа 19, 2013
  0 день
  0


 

0.08.13., вторник
Снова просыпаемся в 5.00. Надо наверстывать упущенное. Начали движение в 7.05 (который раз подряд мы трогаемся с места именно в 7.05, даже удивительно). На дороге местами попадаются грязевые ямы и колеи, но не существенные. В одном красивом месте, где к дороге примыкало сухое болото с ягодниками, Андрюха стреляет очередного тетерева. Идем его подбирать, а птица оказывается лишь раненой, и бросается от Андрея наутек. Вижу – ужин убегает. Бросаюсь в кювет и, падая, хватаю его руками. Поймал. Так что эту птичку мы добыли сообща.

Picture

Picture

В 9.35 добираемся до избы Фоминская.

Picture

Picture

О ней нужно сказать особо. Изба очень ладная и крепкая на вид. Расположена в красивом месте, на холме, господствующем над местностью, на высоком берегу Сулы. Рядом – чулан, беседка и баня. В бане хорошая новая обстановка, ковши и шайки. Видно, что ей регулярно пользуются. Обращаем внимание на электрические лампочки и большой моток кабеля.

 

Picture

Очевидно, хозяева приезжают сюда с генератором. В доме образцовые чистота и порядок. Дом утеплен современным вспененным фольгированным утеплителем. В нем есть хорошая, чисто беленая печь. Рядом – полно всякой посуды, домашней утвари. На стене висит календарь этого года. Видно, что люди очень хозяйственные, любят капитально обустраиваться. Наверное, приезжают сюда надолго и живут с комфортом, насколько это возможно в тайге, в охотничьем домике. Из уважения к хозяевам оставляем гостницы: хорошую километровую карту этого района, банку консервов и бутылку сиропа шиповника. Подарки, конечно, не богатые, чисто символические.

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

В 10.05 продолжили движение. В 12.00 прошли избу Ленькину, в 13.00 – Половина. У избы половина останавливаемся – время обеденное. Денек был очень погожий и теплый. Готовим обед на воздухе, на лавке перед избой. Заодно Андрей разделывает тетерева на вечер. Это желательно сделать днем, до постановки на ночлег, дабы не привлекать в лагерь запахом требухи медведя. Впрочем, следы жизнедеятельности медведей – помет и развороченные муравейники – попадались нам только в окрестностях Мылы. Дальше по Тракту их встречать не приходилось. Т.е. медведя здесь мало. Но осторожность не помешает.
Изба Половина – типичная лесная избушка с дымящей печкой и голыми нарами. Рядом с избой замечаю квартальный столб с номерами кварталов. Поодаль лежит полусгнивший и заросший мхом штабель бревен, какие остаются после санитарной рубки. Значит, до этой глухомани нет-нет, да и доходят руки лесников.

Picture

Picture

Picture

После обеда дорога быстро ухудшается. Появляются колеи, грязевых ям становится больше. Едется уже не так легко, как раньше. Иногда приходится разматывать лебедку.

Picture

Объезды засадных месть тоже размешаны. Видно, что тут не так давно прошла не одна машина, и ресурс их исчерпан. Не тратим время на поиск новых объездов, шуруем по основной колее.

 

Picture

 

В 17.00 достигаем Нижнесульской. Дорога идет на подъем и становится сухой и ровной. Сырой смешаный лес сменяется бором-беломошником.

 

Picture

Picture

На отдельных участках разгоняюсь аж до 40 км/ч. Въезжаем на заброшенный аэродром.

Picture

Picture

Летное поле уже начинает зарастать подлеском, но еще отчетливо просматривается на местности. На его краю лежит огромный кустарно сваренный каток. Рядом с аэродромом – маленькое кладбище. За деревянной оградкой – два безымянных креста. По всему видно, что могилы очень редко, но посещают. В стороне стоит деревянный столбик, в который врезана металлическая табличка. На табличке надпись: «Здесь захоронены останки летчика Бобрецова Максима Герасимовича, 1919 – 19… годы». Т.е. дата и даже год смерти Максима Герасимовича остались неизвестными тем, кто хоронил его останки.

Picture

Picture

В километре за аэродромом – руины собственно Нижнесульской. Ближе к дороге – бывший станционный дом, построенный по «типовому проекту»: два сруба, между ними сени и уборная. В доме, как везде, полуразвалившиеся большие печи, скелеты железных кроватей, обрывки обоев. Пахнет сыростью. Поодаль стоит меньший по размерам, но лучше сохранившийся домик. Тоже чье-то таежное охотниче-рыболовное прибежище. В него не заходим.

Picture

Picture

 

Picture

Picture

 

Picture

Сразу за Нижнесульской – очередной брод через Сулу. Проходим его в 17.45.

 

Picture

Picture

 

Picture

После этого дорога окончательно портится. Видно, что по этому участку дороги ездят гораздо чаще, причем отнюдь не на УАЗах. В сущности, дорога здесь представляет собой глубокую тракторную колею в очень глинистом грунте. На подъемах и спусках это глубокие промоины с торчащими камнями. В низинах все заполнено грязной жижей. Если в каком-то месте воды побольше, значит повезло – протектор более-менее нормально очищается. Если же глина в колеях по субстанции напоминает густую сметану, по ней с трудом едет даже Свампер. Местами он не едет вообще. Иной раз приходится пользоваться лебедкой даже при том, что машина не сидела на мостах. При этом местность имеет весьма заметный рельеф. Благодаря чудовищным колеям-промоинам на крутых подъемах то одно, то другое колесо висит в воздухе. Несколько раз удерживаем машину от опрокидывания, прижимая колеса к земле лебедкой. Крены такие, что вылезать и садиться в машину Андрею систематически приходится через окно.
Словом, что-то тяжеловато стало ехаться после Нижнесульской. Поэтому, пройдя около 10 км, встаем на ночевку в 21.00.
Традиционно варим тетерева. Тетерев у нас сегодня с агавой и папайей. У штурмана - водка из сульской воды.