Понедельник


  воскресенье, августа 18, 2013
  0 день
  0


 

19.08.13., понедельник
В этот день у нас вышла дневка. Хотя сначала я был полон решимости до обеда управиться с ремонтом и ехать дальше. Причина неисправности была установлена накануне вечером, запчасти имелись в наличии. После завтрака мы выпилили из березы подходящий чурбан, чтобы на него можно было установить автомобиль. Выгрузили из машины ящики с запчастями и инструментом, и приступили к работе. Здесь нас поджидал неприятный сюрприз. Скрутившись и обломившись по шлицам, злополучная полуось как бы распустилась в месте излома. Т.е. деталь в этом месте вышла за пределы первоначального диаметра. Из-за этого оказалось невозможным снять цапфу, внутри которой проходит эта самая полуось, а снаружи – надевается на своих подшипниках ступица. Срезать «распухший» конец полуоси болгаркой не представлялось возможным, т.к. имевшийся у нас инвертор 12/200 В был слишком для этого маломощным. Урок на будущее: для такой ситуации нужен аккумуляторный инструмент. Попытки придать обломку приемлемую форму с помощью зубила или напильника показали свою полную несостоятельность. Столь же бесплодным было и нагревание цапфы на примусе. Остался последний аргумент. Ставлю полуось обратно на машину. Цапфу при этом насаживаю на свои шпильки, но не прикручиваю. Пускаю двигатель и включаю передачу. Самоблок в мосту все же не такой самоблок, чтобы прокрутить стоящее на земле колесо при полностью свободной противоположной полуоси. Коэффициент его блокировки составляет процентов 70. Поэтому сломанная полуось вращается внутри цапфы, а мы с Андрюхою, вооружившись длинными монтировками, начинаем двигать ее на шпильках. Упираемся монтировками в бортовой редуктор и отодвигаем цапфу во внешнюю сторону, надвигая ее на место излома. Острый изломанный край полуоси врезается в металл цапфы и проделывает в нем себе проход в виде чудовищных «винтовых нарезов». Запрессованную в цапфу бронзовую втулку сворачивает в бараний рог. Сама цапфа раскаляется чуть не докрасна. Имевшаяся в ней смазка загорается и горит открытым пламенем. Но дело идет. Когда цапфа отодвигается настолько, что длины шпилек не хватает, удерживаем ее от проворачивания длинным болтом. И вот – победа. Раскаленная покалеченная цапфа слетает и падает на песок.

Picture

Снова разбираю редуктор и меняю полуось. При этом допускаю ошибку: зачем-то разбираю опорный роликовый подшипник полуоси, хотя можно было бы без этого обойтись. Собрать подшипник мы так и не смогли, как ни пытались. Пришлось заменить запасным. Ну вот, полуось с подшипником заменил, редуктор собрал, ставлю новую цапфу взамен покалеченной. А она не встает. Не могу понять, в чем дело, верчу так и сяк детали. Наконец, сравниваю новую цапфу со старой. Они разные. Новая – «не той системы». Снаружи такая же, но привалочная часть имеет кольцевой выступ, исключающий возможность сборки. Когда-то давно у меня был подготовленный армейский УАЗ, который я сдавал в аренду в качестве технички для гонок. Арендаторы в свое время положили в УАЗовский ЗИП эту цапфу, и с тех пор я был уверен, что у меня есть запасная цапфа на черный день. И вот теперь выяснилось, что она – для «колхозного», а не «военного» моста. Снятая деталь остыла и приобрела цвета побежалости. Внутри – жутковатые борозды. Бронзовая втулка уничтожена. Ее мы, кстати, пытались переставить с «колхозной» цапфы, но безуспешно. Пришлось ставить как есть, набив внутрь побольше смазки. Ну а что делать? Не оставаться же здесь жить. Я рассудил так: пока едем по Тракту, скорость небольшая, поэтому нагреться и прихватить не должно. А в люди выберемся – разберемся. Забегая вперед, скажу, что деталь нормально дожила до возвращения в Москву и абсолютно не грелась.
Пока я возился со сборкой этого конструктора для взрослых, Андрей пошел на рыбалку. Взял спиннинг, повесил на него блесну и закинул ее в Сулу неподалеку от места брода. На этом его рыбалка и закончилась. Я в этот момент крутил гайки, поэтому не видел процесс ловли. Смотрю: только ушел, уже возвращается. В руках – щука килограмма на 2,0 – 2,5. Одной такой рыбы с лихвой хватало нам на сегодняшнее пропитание, а заготавливать рыбу впрок у нас не было возможности и желания. Так что, во избежание затоваривания рыбой, забрасывание блесны пришлось прекратить.

Picture

Щука пришлась очень кстати. Охоты не было сегодня ввиду затянувшегося ремонта. Соответственно, не было и тетеревятины. Щука же оказалась очень вкусной, без тени какого-либо привкуса или запаха тины. Прекрасное свежее диетическое мясо.
Управился я с машиной уже ближе к вечеру. Решили сегодня никуда не ехать. Не торопясь разделали и приготовили рыбу. Собрали и уложили вещи и инструменты.
За ужином обсуждаем ход нашей экспедиции. Пока все нормально едется. Неприятность с полуосью и цапфой отобрала один день и слегка выбила нас из колеи, но запас времени еще есть, и все должно получиться. На счет отставших Мицубиси мы уже к тому времени перестали волноваться – мы были уверены тогда, что они развернулись. Сравнивая характер дороги в районе Фатеевской с тем, что нам встретилось перед Борковской и после нее, становится ясно, что такие машины почти не могут здесь нормально ехать. Все передвижение получается на лебедках, а они ведь не предназначены для езды. Кроме того, в сложных местах, болотах и бродах, возможно, придется строить какие-нибудь импровизированные гати и мостки. Это тоже отнимает множество сил и времени. И так - даже не десятки, а две сотни километров. Если относительно несложный участок от Мылы до Фатеевской потребовал два дня, с разбортированиями и многочисленными лебежениями, то что же будет дальше? Очевидно, что продолжать ехать на лебедках – значит однозначно не уложится в запланированное время, а главное – постоянно рисковать поломаться в самом глухом и засадном месте. При этом запасных лебедок у них нет, запчастей к лебедкам, скорее всего, тоже. При таких обстоятельствах, ввиду постоянного ухудшения дорожных условий, единственный разумный вариант для них – вернуться. Рассуждая так, мы еще не знали, насколько мы ошибаемся. Полагали, что на Тракте мы одни, и никто не догонит нас и не попадется навстречу. На случай фатальной поломки или исчерпания топлива решили, что оставим машину в лесу и будем выходить пешком на Мезень, в район Койнаса.
После ужина решили помыться. Андрей не даром имеет прозвище Отморозень – взял, да и полез мыться в Сулу. С головой. Деловито, без визгов и воплей. Отмороженный, одно слово. Я же, наученный горьким опытом мытья в горной реке на Урале, когда у меня чуть не случился сердечный приступ, так делать не рискнул. Андрей налил мне в одноразовую миску спирта из своей канистры, им я и протирался с помощью бумажных полотенец, сидя в палатке. Спать после такого «мытья» было тепло и приятно.