Понедельник: Усть-Цильма


  воскресенье, августа 11, 2013
  0 день
  0


 

12.08.13., понедельник
Снова просыпаемся в 5.00. Это уже какая-то недобрая традиция в этой поездке. У нас отпуск, а встаем ни свет, ни заря, словно работаем на заводе. Но что делать, охота пуще неволи, надо
ехать. Снова выезжаем на «Серпантин» и добираемся до Лемью. Двигаемся к Ираелю.
Picture

Picture

Picture

Тут паджероводы по телефону огорошивают нас известием, что они нас ночью обогнали и стоят за Лемью. Оказывается, они глухой ночью сунулись на новую дорогу, и охрана пропустила их за взятку по 1000 руб. с машины. Что характерно, перед этим не хотели пропускать полицейскую
опергруппу, следовавшую на срочный вызов на место преступления. Полицейских пустили только после телефонных переговоров с каким-то высоким начальством. А Паджеры за 2000 руб. пустили так.
Поскольку у МПС скорость движения по шоссе и грейдеру гораздо выше нашей, договариваемся, что мы поедем вперед как ехали, а они свернут лагерь и догонят. Поэтому проезжаем мимо места стоянки паджериков и двигаемся на Ираель. За Ираелем в сторону Ижмы начинается отличный асфальт. Качаем шины, и скорость движения возрастает. Поэтому радиопереговоры между
Паджерами становятся слышны лишь незадолго до Ижмы. Шоссе идет по красивой, типично северной местности.
Picture

 

Picture

Picture

То спускается в моховые болота, то взлетает на песчаные острова, покрытые сосновым лесом с белой моховой подстилкой.
В Ижму приезжаем уже вместе. Останавливаемся на АЗС, вылезаем из машин и, наконец, здороваемся очно. Оператор АЗС с интересом выспрашивает нас, куда и зачем мы едем. Искренне не понимает. Для простоты говорю, что едем за рыбой. Это его удовлетворяет.
Прямо на территории АЗС пасутся лошади.

Picture

Picture

Вид кругом довольно провинциальный, но не депрессивный. Дома свежепокрашенные. Довольно много легковых автомобилей. Вовсю ездят учебные машины местной автошколы. На стадионе, несмотря на понедельник, сражаются футбольные команды. В Ижме экипажи МПС хотели позавтракать, т.к. не сделали этого утром в лагере. Поехали
искать кафе, но им сказали, что хорошее место будет дальше по дороге к Печоре. Пока суд да дело, Андрюха сбегал в магазин и приобрел там себе пару очень хороших резиновых сапог. Просто замечательные сапоги, наилучшим образом сочетающиеся с Вейдерсами. Отметив покупкой сапог посещение Ижмы, едем смотреть местный аэропорт. Аэропорт недействующий,
но с приличной по размерам ВПП. Знаменит тем, что на эту полосу в 2010 году вынужденно сел Ту-154 компании «Алроса» с отказавшим электрооборудованием. Потом, после полевого ремонта, его отсюда перегнала в Ухту нанятая владельцами команда летчиков-испытателей.
Здание аэровокзала заперто, в нем ни души. Здание неплохо сохранилось, все окна и двери целы. За пыльными стеклами виднеется давно опустевший зал ожидания с заброшенными автоматами для продажи воды. Площадку перед вокзалом использует для учебной езды все та же местная автошкола.
Находим дыру в заборе и пробираемся на территорию аэродрома. На стоянке - пара живых на вид прожекторов, посадочные знаки для вертолетов и какое-то стояночное оборудование. Возможно, сюда изредка садится вертолет. Идем по рулежке и выходим на ВПП. Полоса довольно большая, но для Ту-154 все
же коротковата. Между стыками плит пробивается невысокая трава, но в целом состояние приличное. Плиты целые, лежат ровно, кустарника и подлеска нет. Светосигнального оборудования, впрочем, тоже нет.

 

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Покидаем Ижму и следуем дальше в сторону переправы через Печору. Экипажи МПС усвистали вперед в поисках завтрака, вернее уже обеда. Вскоре проезжаем мимо стоящих у кафе машин. Асфальт сменяется грейдером, потом снова начинается асфальт.

Picture

Picture

Но мы уже успели стравить шины. До парома недалеко, еду потихоньку на подспущенных. Вот и переправа. Время – около 13.30.
Перед нами только легковой Ситроен и полноприводный КАМАЗ с ненецкими номерами.

 

Picture

Picture

Picture

Picture

Водитель КАМАЗа говорит, что стоит здесь с девяти утра. Паром за это время совершил только один рейс. Сейчас он грузится на противоположном берегу и скоро пойдет к нам. Вскоре подъезжают Паджеры. Мы, соответственно, третья, четвертая и пятая машины в очереди, т.е. имеем все шансы поместиться на паром и даже успеть через 50 км на следующий паром в Усть-Цильме. Он отходит в 16.00. Однако паром не торопится к нам. Он довольно долго грузится, потом наконец тваливает,
но почти сразу же садится на мель. Буксир буровит воду винтами, но остается на месте. Его отцепляют от баржи, и он с трудом слезает с отмели. Баржа с автомобилями между тем продолжает сидеть на песке. Ее цепляют к буксиру на длинный трос, буксир разгоняется на коротком отрезке что есть мочи, и после нескольких бесплодных попыток баржа снова оказывается наплаву. Буксир ведет ее обратно к тому берегу, от которого только что отошел. На берег сгружают пару КАМАЗов. Не повезло, значит. Облегченный паром лавирует зигзагами между отмелей, а некоторые
пролетает с разгона, едва не застревая снова. Наблюдаем за всеми этими действиями со своего берега и беседуем с водителями подошедших сзади машин. Собралась уже приличная очередь. Почти все они – из Нарьян-Мара. Рассказывают нам истории о том, как они зимой ездят на Большую Землю по зимникам. Летом же они раньше грузились на баржи в Щельяюре, чуть выше по Печоре. Но теперь Печора обмелела, и большие баржи по этому участку реки пройти не могут. Сначала ездили до Усть-Цильмы и там грузиться на баржи. Но теперь и этот участок стал несудоходен. Поэтому теперь баржи грузятся ниже Цильмы, за деревней Хабарихой. Очередь из нарьян-марцев, следующих в Хабариху на погрузку собралась уже немалая. В числе фургонов с народнохозяйственными грузами и легковушек с отпускниками стоит трал с погруженным на него гусеничным тягачом тяжелым (ГТТ). Понимая, что паром сегодня им уже не светит, владельцы сгружают ГТТ с трала и явно
собираются форсировать на нем Печору своим ходом вплавь.

 

Picture

Picture

Поборовшись
с отмелями, паром наконец подошел к нашему берегу и разгрузился. Но нам паромщики грузиться запретили, и перегородили аппарель цепью. Сказали, что на реке поднялся сильный ветер, и пока он не утихнет, паром никуда не пойдет. Время уже 15.20. Понимаем, что на паром в Усть-Цильме мы сегодня опоздали. Переправиться бы хоть здесь сегодня, чтобы завтра поспеть на следующий утренний.
Ветер утих довольно скоро, начали погрузку.

Picture

Опытные нарьян-марцы, привыкшие к паромам, лихо загоняют машины задом, чтобы потом было проще и быстрее передом выезжать. После
того, как паром отвалил от берега, дружно начинаем щелкать фотоаппаратами. Штурман Олега по имени тоже Олег (старший) живо интересуется всем, что связано с катером и баржей, и дает комментарии происходящему. Кстати, обращает внимание экипажа буксира на тот прискорбный факт, что они забыли снять баржу с якоря (немая сцена). Видно, что он очень неплохо разбирается в речном деле. Про себя решаю, что он, наверное, или бывший речник, или продвинутый водник-любитель.

Picture

Picture

Со стороны левого берега Печоры, от которого мы отошли, глубины достаточные. Проблемы начинаются у правого берега. Речники здесь – настоящие виртуозы. Расцепляют буксир с баржей и тащат ее на длинном тросе, чтобы порознь пролетать ходом отмели. Те, что нельзя пройти ходом, огибают, выписывая невообразимые зигзаги на реке. Баржа крутится как юла между мелей, катер скачет вокруг нее мелким бесом то с одной, то с другой стороны. Матросы с риском для жизни перепрыгивают с борта на
борт, чтобы перецепить трос. И все это втроем: один капитан, он же и рулевой, и два палубных матроса. Все трое внешне выглядят как бывшие зеки, но надо снять перед ними шляпу за их профессионализм.

 

Picture

Вот наша первая речная прогулка завершилась, и перед нами неровный каменистый грейдер на Усть-Цильму. Лендкрузеры нарьян-марцев умчались по нему вдаль, МПСы за ними. Мы тихо пилим в своем темпе. На въезде в Усть-Цильму с удивлением встречаем машину ДПС. А полицейский с таким же удивлением взирает на нас. Каждый про другого думает: «И что он здесь
делает в этой дыре?»
Паром завтра в 9.00, но на берег прибыть надо раньше, чтобы занять очередь. Паром ходит редко, желающих много, можно и не уехать. Поэтому сегодня с вечера загодя надо заправиться топливом под завязку, на весь предстоящий путь по тракту. Оккупируем местную АСЗ. У МПС канистры с топливом по боевому расписанию располагаются в центре нутра машины, поэтому их экипажи начинают прямо на территории заправки вытряхивать на землю все барахло. Гора спальников, ковриков, консервов, воды, водки, ружей, боеприпасов, запчастей, инструментов, складных
столов и стульев, всевозможных пакетов, ящиков и канистр растет рядом с машиной и скоро становится сопоставима по размерам с ней самой. Так что даже непонятно, как одно могло помещаться в другом. У нас канистры залиты еще в Ухте, поэтому мы заправляем только бак. Наша машина карбюраторная, мы имеем 70 л бензина в баке и 120 л в шести 20-литровых канистрах. Итого 190 л бензина. Говорят, что этого мало. У предыдущих экспедиций уходило более 200 л топлива на одну машину. А кое у кого – даже 270 л. Т.е. почти литр на километр. Я себе такого позволить не
могу. В моей короткобазной машине просто негде разместить такое количество емкостей. Да и грузоподъемность уже превышена – рессоры выгнулись в обратную сторону. Олег же с Денисом грузят в свои МПСы по 220 – 230 литров, и не бензина, а солярки. Т.е. по топливу у нас никакой унификации нет. А учитывая, что современный дизель на голову выше по экономичности древнего карбюраторного мотора, запас по топливу из расчета на моточасы у наших компаньонов раза в два больше нашего. И впоследствии это сыграет свою существенную роль, только мы еще об этом
не знаем.
После заправки и погрузки канистр началась укладка в МПСы вещей «по походному». За процессом наблюдают местные мальчишки и местный ГАИшник, раз пять проехавший мимо на своей патрульной машине, а в конце концов заехавший заправляться рядом с нами. Я в это время узнаю у местных нас счет гостиниц. Гостиниц в Усть-Цильме две, но обе маленькие и далеко не фешенебельные. Дело идет к вечеру, завтра нам рано выезжать. Решаем с Андрюхой, что ночевка в гостинице помогла бы сэкономить нам время на постановку и сворачивание лагеря. Денис идею не одобряет – он уже имел дело с местными гостиницами во время прошлого путешествия, и остался сильно недоволен соотношением «цена-качество». Все же, посовещавшись, решаем разведать на счет гостиницы. Выбираем ту, которая, по словам местных жителей, получше. Она же и поближе. Немного поплутав, находим искомое двухэтажное здание барачного типа. Захожу. Компаньоны брезгливо не выходят из машин. Их худшие ожидания оправдались, хотя и не в полной мере. В гостинице чисто, но удобства на этаже, горячей воды нет и буфета нет. Самое же главное, что нету
достаточного количества мест. Свободен лишь один трехместный номер, довольно убогий. На убогость мне плевать, но не будем же мы ночевать в нем вшестером. Таким образом, вопрос с гостиницей решился сам собою.
Едем за околицу искать место для стоянки. После непродолжительных поисков находим перспективный отворот в сторону реки. Грунтовые колеи ведут на покос. Это нас радует – трава уже скошена и сметана в стога. Стоять на скошенном лугу гораздо приятнее, чем на нескошенном. Вот только покос расположен на уклоне. И на более-менее ровную площадку, пригодную для нашего стойбища, ведет травянистый росистый спуск. Т.е. утром это для нас будет подъем. Денис высказывает опасение, что утром мы на накачанных колесах не заедем наверх по мокрой луговине. Мне подъем кажется незлобным. Съезжаю по нему вниз и тут же забираюсь наверх. У меня хабы не вкручены, проделываю все это на заднем приводе. Пример всех убеждает, едем становиться на стоянку. Тем более, что наверху у стогов места маловато, а искать новое место уже поздно, темнеет.
Ставим палатки, раскладываем столы. Вокруг – прекрасные виды на вечернюю Печору и окрестности. Это наш первый совместный лагерь и первое совместное застолье. За это дело, конечно же, полагается выпить. Только я не пьющий – приходится чокаться со всеми чаем из термоса.
Посидели душевно, приготовленный мною на всех чай особо и не пригодился – все, кроме меня, пили что покрепче. Ну а чай – не водка, много не выпьешь, поэтому я первый пошел спать довольно рано. Остальные, впрочем, тоже слишком долго не рассиживались, ведь на утро у нас паром.

 

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture