Пятница


  четверг, августа 15, 2013
  0 день
  0


 

16.08.13., пятница
Мысли с утра невеселые. За весь полный вчерашний день мы прошли менее 8 километров. При этом успели поломаться. Движение МПС происходит в значительной мере на лебедках, и одна из них уже неисправна, а другая потребляла такой большой ток, что чуть не лишила нас проводки и батареи.
Заправляю машину из канистр. В бак под пробку вошло ровно 40 литров, две канистры. Я в растерянности. От Усть-Цильмы до этого места километров 70, может чуть больше. Из них на бездорожье приходится километров 10 – 11, которые мы и ехали последние два дня. На них-то и пришлась едва ли не половина потраченного топлива! Если так пойдет и дальше, бензина мне не хватит даже до середины пути. Я ведь рассчитывал, что машина будет как-то все же ехать. А тут не езда, а ерзанье. Так продолжаться не может, надо что-то делать.
Ввиду изложенного, предлагаю переставить свою заднюю лебедку на машину Олега взамен неисправной. Тогда он сможет сам лебедиться и избавит нас от необходимости постоянно сдавать назад и вырабатывать киловатты электроэнергии. К моему удивлению, Денис активно возражает. Оказывается, для доступа к лебедке надо полностью снимать бампер, а это очень долго и муторно. Бампер составной, сложный, у него тридцать три закисшие закладные гайки, так что снимать-ставить его – целая трагедия. По мнению Дениса, коли мы и так медленно едем, то целесообразно не тратить время на возню с лебедками, а двигаться дальше в прежнем режиме. Ведь самое сложное, по его мнению – мыльские болота и глину – мы уже прошли. А от Борковской вообще начнется хорошая дорога. Архангельские джиперы за пару недель до нас пролетели ее за два дня.
Сказать, что я был шокирован, значит ничего не сказать. Мы все читали отчеты предыдущих экспедиций, и из них отнюдь не следовало, что участок от Мылы есть самый тяжелый. Скорее - наоборот. Да и архангелогородцы ездили на Борковскую на УАЗах с 35-ми Симексами, а это вам не экспедиционный МПС. Проделать 200 км бездорожья без исправной лебедки, постоянно используя Патруль в качестве эвакуатора?
Объясняю, что нам не хватит на это ресурсов нашей электромеханической части, а главное – бензина. Категорически отказываюсь покидать Фатеевскую до того, как решим вопрос с лебедкой. «Ты думаешь, за Фатеевской будет намного проще, и лебедочная проблема рассосется сама собой?! Так не будет!» - сказал я Денису. Гневно сверкнул он на меня глазами, поджал губы и, ничего не ответив, пошел в избу. Смотрю, я один слоняюсь на улице. Все остальные уже довольно долго в избе и не выходят. Оказалось, совещаются. Порешили все же снимать бампер. Опять Роману работа. На Фатеевской пригревает солнышко, но вокруг ходит гроза, так что работать надо быстро. Однако быстро не получается – крепеж весь закис, резьбы срываются. С удивлением узнаю, что на обоих МПСах лебедки никогда не обслуживались из-за трудности доступа. «А зачем туда лезть, пока работают?!». Что ж, тогда придется делать это на Тракте.
Сняли лебедку Олега. Коли уж сняли, давай разберем, вдруг поломка не фатальная? Долго не понимаем, в чем, собственно, неисправность. Все потроха на вид исправные, все нормально вращается, поломанных деталей нет. Оказалось, на лебедочном тормозе при сборке братом-китайцем не был затянут один небольшой винтик. Он выкрутился, и тормоз саморазобрался. Роман восстанавливает и смазывает лебедку, ставит ее на место. После чего следуют слесарные мучения по обратной установке бампера. Бампер АРБ, фирменный, типа «сертифицированный». Совершенно не предоставляет доступа к лебедке. Не только снять-поставить, но даже руку просунуть, чтобы поправить на барабане трос – проблема. Предлагаю болгаркой вырезать в бампере окно для лучшего доступа. На меня смотрят как на сумасшедшего.

Picture


Пока возились – время обеда. Наскоро обедаем и в путь. Дождь так и не пошел, гроза обошла стороной, и у нас есть еще половина дня, чтобы сколько-то проехать в сторону Борковской. Я еду первым. Вокруг довольно сырой смешанный лес, дорога травянистая. Видно, что по ней изредка ездят на лошадях и конных упряжках. Колеи большой нет. Вот доезжаем до болота. Оно довольно длинное, но дорога прогачена, едется легко. Смотрю, однако, идущий сзади МПС подсел на выходе из болота. За предыдущие два дня нам с Анрюхой до смерти надоело постоянно останавливаться. А главное, во время таких остановок и стартов неизбежно улетает в трубу драгоценный бензин. Причем независимо от того, глушишь мотор, или нет. Но теперь у Олега есть исправная лебедка. Там не тяжело, решаю я, подлебедяться и догонят. Поэтому не останавливаюсь, а продолжаю потихонечку двигаться вперед. Кто бы знал, что скрываясь за деревьями, я вижу Мицубиси в зеркале заднего вида в последний раз? Дорога поначалу пошла получше, едем и болтаем, поглядываем в зеркала. Но нас так никто и не догнал. Ни через час, ни через два, ни потом. Дорога портится. Проходим несколько болот. Пару раз приходится сдавать назад, чтобы пробить себе с разгона колею в «мыле». Здесь МПСам только на лебедках.
Вечереет. Что делать? Возвращаться? Далеко ли? В рацию уже давно ничего не слышно. Если далеко, если так и дальше пойдет, тогда нам точно не хватит ни времени, ни бензина. То есть ни того, ни другого однозначно не хватит, если мы будет двигаться в темпе постоянно лебедящихся МПСов. По хорошему, надо всем вместе разворачиваться и ехать домой обратно. Обратно. Через уже поднявшуюся Цильму, через не успевшую подняться Печору. «Серпантин». Черт возьми, но я же могу пройти этот Тракт! За те несколько часов, что мы двигались сегодня от Фатеевской, мы прошли более 30 километров. Это в три раза больше, чем за предыдущие два дня! Машина едет. Она просто едет. За сегодняшний день мы ни разу не разматывали лебедку. И расход при этом не конский. Да и штурман мой даже отдохнул по дороге, не приходится работать сразу на три машины.

 

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Решено. Встаем лагерем пораньше. И если к утру не догонят, мы продолжим путь самостоятельно, так, как мы можем и хотим себе позволить.
Ужиная у костра, вспоминаем подробности нашего продвижения сегодня. От Фатеевской мы тронулись примерно в 13.50. Место, где на карте обозначена изба Петра Илларионовича, проехали в 16.17, изба Чупрова – в 17.30. В 18.30 миновали брод через приток Лиственничной Валсы. В этом месте в сторону с Тракта отходит отворот к безымянной избе, стоящей на берегу Валсы. Именно туда вели следы лошадей и волокуши. После этого Тракт делается менее наезженным. Видно, что дальше по нему забираются гораздо реже. Как раз к этому моменту мы оторвались от МПСов, и качество дороги, после временного улучшения, стало падать. Тем не менее, уже к 19.20 мы добрались до Избы Бобрецова, также стоящей на берегу петляющей Лиственничной Валсы. Перед избой с удивлением видим следы недавнего присутствия человека – свежее кострище. Очень свежее, буквально сегодняшнее, едва остывшее. Видно, что людей было немного – один, максимум двое. Кто это был нам неизвестно, и мы не очень-то стремились это узнать. Переехав сразу за избой Л. Валсу, набрали из нее воды в опустевшие бутыли. Если вода в ручье у Фатеевской была слегка мутная, торфянистая, то в Валсе – кристально чистая. И очень вкусная.
После брода через Л. Валсу местность стала совсем глухая. Дорога как-то сузилась, и на ней нет больше никаких следов. Кулемки – ловушки на мелкого пушного зверя, повсеместно в изобилии встречавшиеся вдоль дороги перед Мылой и за Мылой, здесь уже не попадаются. Видно, мыльским и филипповским промысловикам хватает зверя и вблизи от дома. Дальше избы Бобрецова они не забираются. Отчетливо ощущается повышение местности. Цифры на высотомере начинают расти. Автомобиль, воя трансмиссией на манер грузового «Газона», лезет на отроги Тиманского кряжа. Кругом каменистые сопки и осыпи. Дорога из глинистой или болотно-торфянистой на какое-то время становится твердой, каменистой. Но это счастье длится не долго: после каждого подъема нас ждет затяжной скользкий спуск в низину с неизменным ручьем на дне. Переезжаем низину и снова карабкаемся наверх. И так много раз подряд. На перегибах замечаем значения максимальных высот – сначала они колеблются на отметке 200 м над уровнем моря, потом достигают 250-ти и, наконец, наивысшая отмеченная нами точка – что-то около 300 м. Впрочем, GPS-высотомер не отличается точностью. Несмотря на значительные перепады высот, горными видами полюбоваться почти не пришлось: эти «горы» (вернее – каменистые сопки) все сплошь поросшие густым лесом, который не дает увидеть перспективу. Просто карабкаешься вверх и спускаешься вниз по лесному коридору, и даже на перегибах редко удается взглянуть вдаль. Конечно, Тракт проложен не через сердце кряжа, а по его отрогам. Поэтому мы довольно быстро спускаемся снова на болотистую равнину. Пора бы уже и вставать, но тут как раз болото попалось. Впереди на карте обозначено «сосна, песок». Поэтому решаем форсировать болото, чтобы отдохнуть в сухом соснячке. Болото преодолели довольно легко, ни разу не подсев (вообще, в этот день мы лебедками, кажется, не пользовались). А вот вместо сосен и песка получили сырой смешанный лес с покрытыми мхом кочками. В нем даже не было ни одного сухого, пригодного для костра дерева, так что нам пришлось для этой цели распилить завалившийся телеграфный столб.
Встали на стоянку в уже сгустившихся сумерках, в 21.10. К ночи пошел дождик. Правда, он быстро унялся, но намочил траву и мох, сделав лагерный быт не очень комфортным. Варим на ужин очередного тетерева, сушим отсыревшие ботинки у костра. Андрюха пробует смесь спирта и воды из Лиственничной Валсы. Кажется, этот сорт водки, по его мнению, особенно удался. В эфире тишина. Хотя дорога по каменистым сопкам и не тяжелая, понимаем, что сегодня нас вряд ли догонят. Выключаем рацию и ложимся спать.