Среда


  вторник, августа 20, 2013
  0 день
  0


 

21.08.13., среда
Как заведенные, снова просыпаемся в 5.00 и выезжаем в 7.05. Точность – вежливость королей.
Такие ранние подъемы нам порядком надоели, и сегодня это далось нам особенно тяжело. Андрюха за завтраком клюет носом, а в машине засыпает, несмотря на тряску. Во время дневки, после ремонта, я залил в бак одну канистру бензина. Но за прошлый день стрелка бензомера так приблизилась к нулю, что я стал опасаться, как бы во время сильных кренов топливозаборник не стал хватать воздух. Поэтому выливаю очередную канистру, предпоследнюю. В багажнике остается еще одна полная.
В 9.00 доехали до Косомской. Это такое же типовое станционное здание, как и прочие. Рядом стоит полуразвалившаяся баня. Глушу мотор и иду осматривать станцию. Андрею накануне в вейдерсы попал песок, в результате чего он натер ноги. Поэтому он отказывается лишний раз выходить из машины, а лишь сонно выглядывает из окна.
Косомская – последняя станция на нашем пути. Отсюда уже недалеко до Койнаса и Кымы, поэтому здесь чаще бывают люди. Нельзя сказать, что это благоприятно отражается на сохранности здания.

Picture

Picture

 

После Косомской дорога совершенно разбита тяжелой техникой. Колеи местами столь глубоки, что в них страдал даже трактор. Многие объезды, судя по следам и запаху солярки, проделаны именно трактором. Временами спасает просека под телеграфной линией. Временами же она оказывается заваленной или заболоченной. Тогда плюхаешься в грязную колею. Когда машина подсаживается в колее, сдаешь назад и пробиваешь себе путь с разгона. Если с третьего-четвертого раза не получилось – в ход идет лебедка. За пять километров после Косомской мы лебедились столько же, сколько за весь предыдущий день.
Кто-то накидал в колеи разнокалиберных бревен, поленьев и палок. Это дико мешает. Они разъезжаются под колесами, встают враскоряку, то и дело втыкаются в автомобиль снизу. Одно бревно чуть не пробивает бензобак. Другое – сносит шланг вентиляции заднего моста. У него обламывается металлический штуцер, вкрученный в чулок моста. Приходится замазывать дыру Поксиполом. Глиняная жижа попала в сцепление, и оно работает рывками.
Андрей устал, и ноги у него болят.

 

Picture

Picture

Но опыт и мастерство штурмана делают свое дело – к 10.25 мы уже стоим у первого отворота на Койнас, в точке N64.8199 E47.8019, посреди прекрасного соснового леса. Кругом – шикарный ковер из белого мха. Андрей падает на него в блаженстве, раскинув руки и ноги, и велит себя фотографировать. Менее чем через час, в 11.03, проезжаем второй, ближний к Кыме поворот на Койнас в точке N64.8095 E47.6653. Здесь я уже бывал в 2008 году, во время нашей поездки по Мезени и Пинеге.

Picture

Picture

Picture

Picture

 

Наслаждаемся природой и дорогой. Она – абсолютно ровная, твердая, словно выглаженная грейдером и утрамбованная катком. Правда, ближе к Кыме снова появляются ненадолго грязные колеи, но это уже детские игрушки по сравнению с тем, что творится возле Косомской.

Picture

В 12.30 форсируем Кыму. Здесь тоже засуха, как и в Коми. Воды в Кыме так мало, что Андрюха даже не идет смотреть брод – бережет натертые ноги. Переехав реку, радую его известием, что вейдерсы можно снять. Насовсем. Внедорожная часть маршрута нами успешно пройдена.

Picture

 

Picture

Picture

 

Пока штурман моет ноги в Кыме и переобувается, заливаю в бак последнюю канистру бензина. Из маленькой пятилитровой канистры заправляю примус, а оставшиеся 2 -3 литра тоже выливаю в бак. После брода через Кыму в баке оставалось 10 – 12 литров бензина. Теперь стрелка показывает где-то половину бака. Этого должно хватить до Лешуконского. На крайний случай остается еще 3 литра спирта.
С наслаждением пьем чай из термоса и выбираемся на грунтовую дорогу, ведущую вдоль берега реки на Чухари и далее к Усть-Кыме.

Picture

Picture

Я изменил свой первоначальный план и решил не ехать через Койнас и Усогорск. Побоялся потерять много времени из-за парома в Пыссе. Да и возвращаться через Вычегду уже не хотелось. Поэтому игнорирую паром через Мезень в Усть-Кыме и выезжаю на дорогу в сторону Смоленца.
За Чучепалой останавливаемся прямо на пустынной дороге для обеда и техобслуживания. Охота для нас закончилась, обедаем тушенкой.
Выкручиваю хабы. Андрей замечает, что фланец нашей проблемной задней левой полуоси, соединяющий ее со ступицей, наполовину открутился. Девять болтов из десяти прослаблены, а один и вовсе потерялся. Приходится восстанавливать статус-кво. Далее по пути домой регулярно проверяем затяжку этих болтов, хотя случаи их отворачивания больше не повторялись. Меняю масло в заднем мосту. В левом бортовом редукторе эмульсия, в правом бортовом и в картере главной пары – лишь пара капелек воды в масле. Все равно заменяю все. Слитое масло переливаю в пластмассовую бутылку и прячу в недрах машины. Сумел привезти – сумей и увезти.
Потом меняем колодки. Еще во время возни с полуосью мы выяснили, что у меня вконец износился мой старый «Джек». Разборка и чистка не помогли – домкрат отказывался поднимать машину выше определенного уровня. Поэтому при смене колодок приходилось выкапывать лопатой ямку под колесом, чтобы его снять. Колодки задние стерлись в ноль, на стальных подложках - ни следа от фрикционных накладок. На передних осталось миллиметра два. В это время рядом тормозит УАЗик мезенских дорожников. Мужики забрасывают нас вопросами. С удивлением рассматривают гибрид Патруля с УАЗом. Рассказываем им вкратце о своем путешествии и заодно пытаемся разжиться бензином. На всякий случай. Водитель говорит, что у него лишнего топлива нет, только на обратную дорогу. От Лешуконского у него ушло около 35 литров. У меня примерно столько же, должно хватить. Попрощались с любопытными дорожниками, накачали колеса до «грейдерных» значений. Переодеваюсь в чистую сухую одежду и обувь. Теперь можно и в Лешуконское.
Дорога идет вдоль Мезени, виды красивейшие.

 

Picture

Picture

 

По сравнению с 2008 годом качество дороги улучшилось многократно! В тот раз мы даже лебедились на глиняных горках с колеями. Теперь все колеи заровняли, дорога отсыпана гравием. Видно, что работы произведены недавно, сильных дождей с тех пор не было, ничего еще не успели размесить. Так что едем шикарно, с ветерком. Навстречу попадаются совсем «пузотерные» легковушки. Раньше тут такое было немыслимо, по крайней мере летом. АЗС в Ценогоре, как и предупреждали, не работает. Проезжаем это большое красивое село без остановки. Мезень вся обмелела, кругом обнажились огромные песчаные отмели. Но все равно красиво, несколько раз устраиваем фото-сессии.

Picture

 

Picture

 

Picture

Picture

Picture

Picture

До Смоленца добрались уже вечером, в 21.10. Нашли понтонную переправу. К переправе ведет наспех отсыпанная временная подъездная дорога. На понтонном мосту одинокий страж в будке взимает плату за проезд – 600 рублей. Он сообщает нам, что АЗС в Лешуконском работает до 20.00, т.е. мы на нее опоздали.
В Лешуконское ведет ровный широкий грейдер. На въезде в село виден довольно большой аэропорт. Почти напротив аэропорта – как раз АЗС. Заезжаем проверить – а вдруг работает? Увы, действительно до 20.00, а сейчас уже 21.40. Причем на станции дежурит работник, но обслужить нас не может. Приглашает приехать утром к 8.00. Объясняет нам, как найти гостиницу. К моменту, когда мы подъехали к гостинице, в баке оставалось менее 10 литров бензина. Т.е. от Усть-Цильмы до Лешуконского Патруль израсходовал примерно 180 литров.
Гостиница располагалась в длинном двухэтажном здании барачного типа, обшитом досками и крашенном в синий цвет. Помимо собственно гостиницы в этом же доме находились продуктовый магазин и бар.
Женщина-администратор с некоторым удивлением и даже подозрением смотрела на двух грязных бородатых людей с ружьем и термосом в руках. Выяснилось, что в настоящее время нам доступны для проживания два номера на выбор – по 1100 и по 1500 руб. с человека. Но в чем различие между номерами женщина внятно объяснить не могла. Твердила только, что номер подороже – «с прихожкой». И лишь под конец разговора случайно вскользь обмолвилась, что помимо вышеозначенной «прихожки» в более дорогом номере есть еще ванная комната с горячей водой и прочими удобствами, а для постояльцев дешевого – все удобства на этаже.
Поразились такому явному отсутствию любых представлений о маркетинге, заняли номер «с прихожкой». Номер оказался вполне приличным на вид, чистым и удобным. Только две узенькие дешевые кроватки с излишне мягкими матрасами явно подкачали.
Ужинать идем в бар. Там подают не только напитки с закусками, но и кое-какие горячие блюда. Несмотря на вечер посреди рабочей недели, грохочет музыка и стайки молодежи отрываются в свое удовольствие. Хотя и шумно, но ужин довольно сносный. Не доставляет неприятностей ни языку, ни желудку.
Впервые за неделю у нас есть сотовая связь. Звоню домой матери. Она считает нас потерявшимися. Говорит, что еще немного, и она собиралась обращаться в органы МЧС. Более суток тому назад она связывалась по спутниковому телефону с экипажами отставших Мицубиси. Оказывается, они вовсе не повернули назад, а продолжили рубиться дальше по Тракту, сидели на момент разговора в каком-то болоте и пребывали в весьма нервозном состоянии. А про нас сказали, что мы их бросили и уехали вместе с экспедиционным оборудованием, и с тех пор о нас никому ничего не известно. На форумах обоих клубов уже какая-то истерика. Успокаиваю, как могу, обрисовываю вкратце ситуацию. Заверяю, что мы живы-здоровы, находимся в хорошей форме, что теперь мы на пути к дому, и связь будет каждый день.
Делюсь потрясающей новостью с Андрюхой. Вот это дела. Мы кардинально ошиблись в своих предположениях. МПСы продолжили движение на лебедках. И очень зря. Безусловно, с техникой, которая постоянно идет на пределе своих возможностей, это равносильно тому, что лебедиться в пасть тигра. Может и повезет, а может и нет. Если с машиной на Тракте что-то случится, ни о какой буксировке ее другим автомобилем не может быть и речи. Для того, чтобы извлечь машину оттуда, требуется гусеничный трактор или тягач. Впрочем, у ребят с собой много топлива, продуктов и боеприпасов. Голодная и холодная смерть им не грозит. Но при фатальной поломке техники придется им выбираться оттуда пешком. Каждый, кто отправляется на Тракт, должен быть к этому морально и физически готов. В любом случае мы им помочь уже ничем не сможем.
Для восстановления душевного равновесия идем по очереди мыться. В ванне! Горячей водой!