Четверг


  среда, августа 14, 2013
  0 день
  0


 

15.08.13., четверг
После завтрака штурмуем ручей. Морда Патруля выходит на ступеньку, а тяжелый зад не хочет. Андрей работает споро, быстро заезжаем на лебедке. Машина Дениса не может выбросить морду из ручья, упирается в ступеньку. Он лебедится через блок. Лебедка издает ужасные звуки, но вытаскивает машину на берег. Очередь Олега. У него автоматическая коробка, поэтому он гораздо лучше может подрабатывать колесами во время лебежения, без лишних пробуксовок и рывков. Но, когда победа была уже близка, лебедка вдруг отказывается тянуть. Что-то в ней проворачивается с хрустом. Мне приходится сдавать задом и доставать его из ручья своей задней лебедкой. Весь дальнейший путь в этот день машина Олега проделывает с помощью моего заднего Уорна. То и дело приходится останавливаться, сдавать задом по уже пройденному участку бездорожья. У МПСа снизу брюхо выстлано плоскими листами защиты. Он прилипает ими к глине так, что невозможно сдвинуть его с места. Идем очень медленно.

Picture

Picture

Picture

Picture

В середине дня Андрюха заметил тетерева и подстрелил его. Это был его первый трофей в этой поездке.

 

Не успел я его поздравить с полем, как в рацию нам сообщили, что нашу колонну догоняют какие-то люди верхом на лошадях. Потом добавили, что у них телега. Я немного забеспокоился, что сейчас нам будут предъявлять претензии за битье дичи на чужом участке. Мы быстренько запрятали ружье и тетерева в недрах Патруля. Вот показались и всадники. Они обогнули по болотцу два МПС, а я свел Патруль с дороги, чтобы дать им проехать. «Телега» на поверку оказалась волокушей с бидонами. На хороших ухоженных лошадях гнедой масти сидели мужики в сапогах, шапках и довольно странных кафтанах. За плечами у них были древние длинноствольные курковые ружья. Поравнявшись с Ниссаном, они остановились. «Какого черта они остановились, почему не проезжают?» - забеспокоился я. Вдруг кричат: «Здорово, Андрюха!». Оказалось, это мои позавчерашние знакомцы с Мылы. Улыбаются, довольные. Душевно здороваемся. Они едут на рыбалку на Лиственничную Валсу. Бидоны – для рыбы. С ними зачем-то кормящая кобыла с двумя жеребятами. Не под седлом и не в упряжке. У тех, что под седоками – скромные, но добротные оголовья и седла. Сами ребята держатся в седлах очень уверенно и свободно. Видно, что ездят с малолетства. Поболтали с нами и поехали дальше.

Picture

 

 

Я остался лебедить МПС. Меньше чем через час гляжу – всадники и лошадь с волокушей едут нам навстречу. Возвращаются? Оказалось, что это другая партия. Пробыли на рыбалке две недели и едут домой. Бидоны на волокуше полны рыбы. Верхом на лошади с волокушей сидит человек в очках. Он одет как и все, и у него тоже старое ружье. Но речь у него городская, образованного человека. Возможно, это местный учитель или врач. Впрочем, лошадью правит также уверенно. Мицубиси в этот момент опять застряли. Человек в очках спешился и пошел искать пути их объезда. Я извинился и подержал его лошадь.

Picture

 

Picture

К вечеру добрались до избы Фатеевской. Она стоит на возвышении. Перед ним – речушка с березовым мостиком и топкая низина. Впрочем, стояла еще великая сушь. Топкая низинка была не такой уж и топкой. Ниссан проехал по ней даже не накопав колеи. А вот машина Олега… Накачанный узкий Гудрич совсем ее не держит. Машина закопалась в глину и легла на свое гладкое пузо. Сдаю назад, цепляем лебедку. Не идет. Вешаем блок. Начинает шевелиться, но так туго. Вроде тащим. Но тут чувствую нехороший запах. Быстро все глушу и под удивленно-вопросительные возгласы опрометью бросаюсь под капот. Клемма на АКБ расплавилась и прожгла дыру в пластике. Виден булькающий электролит. От клеммы не осталось даже пенька.Делать нечего, снимаем АКБ с машины. Олег приносит Поксипол. Достаем узкогубцами из электролита куски свинца, бывшие клеммой. Замазываем дыру Поксиполом. Из жести пивной банки делаем колечко – литьевую форму под новую клемму.

Picture

Разбираем патроны и плавим свинец газовой горелкой. Сначала пытаемся делать это в пивной банке, но она алюминиевая и быстро прогорает. Тогда приходится быстро открыть и съесть банку консервированных ананасов. Ничего не попишешь, производственная необходимость. Делаем из ананасьей банки литьевой ковш. Полевая металлургия. Плавим, помешиваем, снимаем пенку, заливаем, быстро охлаждаем мокрыми тряпками. Приличная клемма вышла у нас со второго раза. Потом кустарным способом наращиваем обгоревшие провода.
Пока чинились, злосчастный МПС задомкратили и что-то под него подложили. С опаской, через блок достаем его Уорном. Машина Дениса объехать все это безобразие не смогла и тяжко лебедится за Олега.

 

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

На нервах с трудом попадаю на узкий березовый мостик и вот мы у Фатеевской.
Уже сумерки. Очевидно, что попавшаяся нам навстречу партия рыболовов-охотников ночевала в этой избе, т.к. в ней натоплено. Размещаемся в избе. В ней нары, застеленные медвежьими шкурами. Кирпичная печка развалилась, но рядом стоит маленькая чугунная. Потолок лоснится от сажи. Несколько окон заложены бревнами. Судя по всему, раньше это было здание станции на Тракте. И оно было раза в два больше. Сохранившаяся часть - лишь половина. Целиком такое типовое здание станции можно увидеть, например, на Косомской. На стенах и двери – вырезанные имена и инициалы прошлых постояльцев. Встречаются записи даже 40-х годов.

 

 

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Пока готовили тетерева, пока о делах наших скорбных калякали… Улеглись спасть в два часа после полуночи.